Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. - Что это ЗНАЧИТ для тебя?" Но я не спрашивал.
Однажды душным июльским вечером она вернулась домой поздно из города, где
Бог ее знает что делала, в прозрачном бирюзовом сари, которое припало к ее
влажной коже, вызывая такую похоть, что ее приговорили бы к десяти годам
за непристойный вид в пуританском Нью-Делфи, подошла ко мне, положила руки
мне на плечи, так тесно прижалась, что я, почувствовав тепло ее тела,
задрожал, и посмотрела мне в глаза. И в этих темных глазах была боль
потери и сожаления - ужасный взгляд страдающей печали. И если бы мог
читать ее мысли, я бы ясно услышал, как она говорит мне: "Скажи мне одно
слово. Лью, скажи одно-единственное слово - и я оставлю их, и все у нас
будет по-старому". Я знаю, что ее глаза говорили мне именно это. Но я не
сказал ни слова. Почему я промолчал? Потому что я подозревал, что Сундара
просто проигрывает на мне еще одно бессмысленное упражнение Транзита из
серии "Ты-думаешь-я-это-имела-в-виду?" Или потому что где-то внутри я
действительно не хотел, чтобы она свернула с курса, который сама выбрала.




24



Куинн послал за мной. Это было за день до церемонии в здании
Кувейтского банка.
Он стоял в середине кабинета, когда я вошел. Комната была бесцветной,
ужасающе функциональной, ничего похожего на внушительное святилище
Ломброзо: темная неуклюжая муниципальная мебель, портреты бывших мэров; но
сегодня она была неестественно яркой. Солнечный свет, бьющий в окно,
освещал Куинна сзади, образуя вокруг него ослепительный золотой нимб, и
он, казалось, излучал силу, властность и целеустремленность, испуская
потоки света еще более интенсивные, чем те, которые поглощал. Полтора года
пребывания в должности мэра Нью-Йорка наложили на него отпечаток: сеть
тонких морщинок вокруг глаз стала глубже, чем была в день инаугурации,
светлые волосы потеряли часть своего блеска, его массивные плечи
ссутулились, как будто он согнулся под тяжестью непомерного груза. Часто
во время этого напряженного влажного лета появлялся утомленным и
раздраженным и временами казалось, что он выглядит старше своих тридцати
девяти лет. Но сейчас это все ушло. Старая энергия Куинна вернулась. Его
присутствие наполняло комнату.
Он сказал:
- Помните, около месяца тому назад вы сказали, что вырисовываются новые
структуры, и вы сможете дать мне предсказания на будущий год?
- Точно, но я...
- Подождите. Новые факты вырисовывались, но вы не имеете доступа к ним
пока. Я хочу дать их вам, чтобы начали работу по их синтезу, Лью.
- Какие факторы?
- Мои планы по участию в президентских выборах.
После долгой неловкой паузы я смог вымолвить:
- Вы имеете ввиду выборы следующего года?
- У меня нет ни малейшего шанса на следующий год, - ответил Куинн
ровно. - Вы не согласны?
- Да, но...
- Никаких но. Выборы двухтысячного за Кейном и Сокорро. Мне не нужно
ваше искусство прогнозирования, чтобы понять это. У них в карманах
достаточно делегатов для первой номинации. Они будут соперничать с
Мортонсоном в течение года, начиная с ноября, и потерпят поражение. Я
считаю, что у Мортонсона будет самое большое количество голосов со времен
Никсона в тысяча девятьсот семьдесят втором году, независимо от того, кто
будет с ним соперничать.
- Я тоже так думаю.
Куинн сказал:
- Поэтому я и говорю о две тысячи четвертом году. Мортонсон не сможет
выдвинуть свою кандидатуру на следующий срок, а у республиканцев больше
такой сильной фигуры нет. Кого бы новые демократы не выдвинули на
номинацию - он будет президентом. Правильно?
- Так, Пол.
- У Кейна второй возможности уже не будет. Тот, кто когда-то потерял
много голосов, никогда не выигрывает. Кто там еще? Ките? Ему будет уже
больше шестидесяти. Повнел? У него нет достаточной поддержки. Он будет
забыт. Рандольф? Пик его возможностей - стать вице-президентом при ком-то.
- Но все еще останется Сокорро, - заметил я.
- Да, Сокорро. Если он правильно разыграет свою карту во время кампании
последующих лет, у него будут сильные позиции, как бы сильно они не
проиграли сейчас. Как Маски проиграл в тысяча девятьсот шестьдесят восьмом
и Шривер в тысяча девятьсот семьдесят втором году. Я очень много размышлял
о Сокорро все это лето, Лью. Я наблюдал за ним, когда он, как ракета,
взлетел после смерти Лидеккера. Поэтому я решил больше не скромничать и
уже сейчас начать проталкиваться к номинации. Я должен преградить путь
Сокорро. Потому что, если он добьется номинации в две тысячи четвертом, то
выиграет и станет президентом на два срока, а это поставит меня в сторону
до две тысячи двенадцатого года, - он посмотрел на меня своим знаменитым
гипнотизирующим взглядом, пронизывая меня им так, что я почувствовал, что
сейчас начну извиваться. - Мне будет Пятьдесят один в две тысячи
двенадцатом году, Лью

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики