Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. -
Отдохни, Лью. Заставь себя отдохнуть.




21



Итак, я организовал выполнение пророчества, хотя в моих силах было
помешать ему. А было ли? Я отказался подвергнуть испытанию холодный
несгибаемый детерминизм Карваджала. Я совершил то, что мы в детстве
называли "полиция не вмешивается". Куинн будет держать речь на
презентации. Куинн произнесет свои тупые шутки по поводу Израиля. Миссис
Гольдштейн будет ворчать, мистер Розенблюм будет посылать проклятия. Мэр
приобретет ненависть врагов, "Таймс" поместит первоклассную статью, а мы
приступим к процессу возмещения политического ущерба, Карваджал еще раз
убедится в своей правоте. Вы скажете, что было бы очень легко вмешаться.
Почему бы не проверить систему? Проверить, не блефует ли Карваджал,
сбудется его утверждение, что однажды увиденное будущее выгравировано как
на каменных плитках. Я не сделал этого. У меня был шанс и я побоялся его
использовать, как будто по секрету узнал, что звезды придут в странное
замешательство, если я вмешаюсь в течение событий. Так, я уступил
предписанной неизбежности всего этого в тяжелой борьбе. Но неужели я на
самом деле так легко сдался? А имел ли я вообще свободу действия? Не было
ли то, что я сделал, возможно, частью неизменного вечного сценария?




22



"Дар есть у всех, - сказал Карваджал мне, - но лишь немногие знают, как
пользоваться им". И он говорил о том времени, когда я смогу ВИДЕТЬ сам.
Правда ли, что он планировал разбудить этот дар во мне?
Эта мысль пугала и приводила меня в неописуемое волнение. Смотреть в
будущее, быть свободным от ударов неожиданностей, перейти от туманной
неизвестности стохастического метода к абсолютной определенности - о, да,
да, да, как чудесно! Но как пугающе! Распахнуть дверь в темноту, взглянуть
на чудеса и тайны, лежащие в ожидании на пути времени.

Шахтер выходил из дома на работу
Когда услышал, как кричит его крошка
Он подошел к кроватке ребенка
Она сказала: Папочка, я видела такой страшный сон.

Пугающе, потому что я знал, что могу увидеть что-то такое, чего не
хотел бы видеть, и это высушит и разрушит меня, как, очевидно, высушило и
разрушило Карваджала - знание о его смерти. Чудесно, потому что ВИДЕТЬ -
значит избежать хаоса неизвестности, это значит достичь, наконец,
полностью сконструированной, полностью детерминированной жизни, к которой
я стремился с того момента, как отверг свой юношеский нигилизм ради
философии причинности.

Пожалуйста, папочка, не ходи сегодня в шахту,
Ведь сны так часто сбываются.
Папочка, папочка мой, не уходи,
Ведь я не смогу жить без тебя.

Но если Карваджал на самом деле знает, как дать мне видение жизни, я
клялся, что буду обращаться с ним по-другому, не позволю сделать из себя
съежившегося затворника, пассивно кланяющегося законам какого-то
невидимого писателя, не стану марионеткой, как Карваджал. Нет, я бы
использовал этот дар активно, я бы заставил его формировать и направлять
течение истории, я бы воспользовался своим особым знанием, чтобы
руководить, выравнивать и изменять, насколько смогу, рамки событий
человеческого существования.

О, мне снилось, что шахта объята огнем,
И люди борются за свои жизни.
Только лишь сцена сменилась, у входа в шахту
Стояли возлюбленные и жены.

Согласно Карваджалу, такое формирование и направление было невозможным.
Для него, может, и невозможно; но буду ли я связан его ограничениями? Даже
если будущее точно установлено и неизменно, знание его может быть
поставлено на пользу, чтобы смягчить удары, перераспределить силу, создать
новые схемы на разрушенных старых. Я попытаюсь. Научи меня ВИДЕТЬ,
Карваджал, и дай мне попробовать!

О, папочка, не работай сегодня в шахте.
Ведь сны так часто сбываются.
Папочка, папочка мой, не уходи,
Ведь я не смогу жить без тебя.




23



Сундара исчезла в конце июня, не оставив записки, и отсутствовала пять
дней. Я не заявлял в полицию. Когда она вернулась, ни сказав ни слова
объяснения, я не стал спрашивать, где она была. Опять в Бомбее, в Тьерра
дель Фиего, в Кейптауне, Бангкоке ли - мне было все равно. Я становился
хорошим Транзитным мужем. Возможно, она провела все пять дней
распростертой на алтаре какого-нибудь местного Транзита, если у них есть
алтари, или, может, она была все это время в каком-нибудь борделе Бронкса.
Не знать - не хотеть беспокоиться.
Теперь мы не касались друг друга, как будто скользили бок о бок по
тонкому льду, не глядя друг на друга, не говоря друг другу ни слова,
просто молча катились к неизвестному и опасному месту назначения. Процессы
Транзита забирали всю ее энергию днем и ночью. "Что вы получаете от этого?
- хотел я спросить ее

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики