Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. Я знаю кое-что, о чем Куинн может хотеть знать, а я не имею
возможности рассказать ему обо этом. Мардикян настолько преданный Куинну
человек, что он, скорее всего, вытянет из меня эту историю, пообещав
сохранить тайну, а сам прямиком отправится с ней к Куинну.
- Но я ведь тоже преданный Куинну человек, - сказал Ломброзо, - и ты
тоже его человек.
- Да, но ты не настолько предан ему, чтобы разрушить дружеское доверие
ради Куинна.
- А ты думаешь, что Хейг способен на это?
- Надеюсь, ты ему этого не передашь? - сказал я. - Я ЗНАЮ, что ты этого
не сделаешь.
Ломброзо не ответил, он просто стоял у шкафа своей средневековой
коллекции, глубок запустив пальцы в свою густую черную бороду и сверля
меня взглядом. Наступило долгое тревожное молчание. И все же я чувствовал,
что поступил правильно, придя к нему, а не к Мардикяну. Из всей команды
Куинна, Ломброзо был самым уравновешенным, разумным, самым надежным,
убежденным и неподкупным, самым независимым. Если бы я в нем ошибся, я был
бы конченным человеком.
Наконец я сказал:
- Договорились? Ты не перескажешь того, что я тебе расскажу сегодня?
- Это зависит...
- От чего?
- От того, соглашусь ли я с тобой скрыть то, что ты хочешь утаить.
- Значит, я расскажу тебе, а ты еще подумаешь?
- Да.
- Это значит, что мне ты тоже не доверяешь, так?
На минуту я растерялся. Интуиция подсказывала мне: "Давай, рассказывай
ему все". Осторожность говорила, что он может меня подвести и все
рассказать Куинну.
- Хорошо, - сказал я, - я расскажу тебе. Надеюсь, что все, что я скажу,
останется между нами.
- Валяй, - сказал Ломброзо.
Я глубоко вздохнул:
- Несколько дней назад я обедал с Карваджалом. Он сказал мне, что Куинн
сделает несколько саркастических замечаний в адрес Израиля, когда будет
выступать на презентации в кувейтском банке в начале следующего месяца и
что эти остроты обидят многих еврейских избирателей, усилят недовольство
местных евреев Куинном. Об этих недовольствах я не знал, а Карваджал
сказал, что они уже достаточно сильны и будут заметно возрастать.
Ломброзо удивился:
- Ты в своем уме, Лью?
- Возможно. А что?
- Ты действительно веришь, что Карваджал может видеть будущее?
- Он играет на бирже так, как будто читает газеты следующего месяца,
Боб. Он предупреждал нас о смерти Лидеккера и о том, что Сокорро займет
его место. Он сказал нам о Джилмартине. Он...
- И о замораживании нефти, да? То есть его догадки правильны? По-моему,
мы уже однажды об этом разговаривали, Лью.
- Он не угадывает. Это я гадаю. А он ВИДИТ.
Ломброзо рассматривал меня. Он старался выглядеть спокойным и
уравновешенным, но было видно, что он взволнован. Кроме всего прочего, он
был разумным человеком. А я ему говорил какие-то сумасшедшие вещи.
- Ты думаешь, что он может предсказать содержание импровизированной
речи, с которой необязательно будут выступать через три недели?
- Да.
- Как это возможно?
Я вспомнил нарисованную Карваджалом на скатерти диаграмму двух
временных линий, идущих в противоположном направлении. Я не мог выдать
этого Ломброзо. Я сказал:
- Я не знаю. Вообще не знаю. Я принимаю это на веру. Он предъявил мне
достаточно доказательств таких, что я убедился, что он может это делать,
Боб.
Казалось, что я не убедил Ломброзо.
- Я впервые слышу, что у Куинна какие-то проблемы с еврейскими
избирателями, - сказал он. - Где доказательства? Что показывают твои
опросы?
- Ничего. Пока ничего.
- ПОКА? Когда начнутся изменения?
- Через несколько месяцев. Боб. Карваджал говорит, что "Таймс" поместит
большую статью этой осенью по поводу потери Куинном поддержки со стороны
евреев.
- Ты не думаешь, что я бы достаточно быстро узнал, если бы у Куинна
возникли неприятности с евреями, Лью? Из всего, что я слышал, он у них
наиболее популярный мэр со времен Бима, а может даже и Ля Гуардбе.
- Ты миллионер. Как и твои друзья, - сказал я ему. - Ты не можешь иметь
точного-представления об общественном мнении, так как вращаешься среди
миллионеров. Ты даже не представитель евреев, Боб. Ты сам сказал, что ты
сефард, ты латинянин, пуэрториканец. А сефарды - элита, меньшинство,
маленькая аристократическая каста, у которой очень мало общего с миссис
Гольдштейн и мистером Розенблюмом. Куинн может ежедневно терять поддержку
сотен Розенблюмов, и эта информация не дойдет до группки Синоз и Кардозов,
пока они не прочтут от этом в "Таймс". Разве я неправ?
Пожав плечами, Ломброзо сказал:
- Я допускаю, что в этом есть доля правды. Но мы отклоняемся от темы.
Что у тебя за проблема, Лью?
- Я хочу предупредить Куинна не выступать с речью в Кувейтском банке
или хотя бы не вставлять остроты. Но Карваджал не разрешил мне говорить ни
слова об этом.
- Не РАЗРЕШИЛ тебе?
- Он сказал, что речь должна быть произнесена так, как он воспринял ее,
и он настаивает, чтобы я позволил этому случиться

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики