Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. Сексуальность, говорили их
прокторы (учителя), задерживает существо здесь и сейчас и откладывает
переход, а переход (транзит) есть все: неподвижное состояние есть смерть.
Следовательно, вступайте в сожитие, если вам необходимо или если вы таким
способом стремитесь к достижению большей цели. Но нельзя растворяться в
экстазе, чтобы не позволить себе увязнуть в болоте непереходного
состояния.
Даже так. Наш ледяной налет удовольствия, казалось, тянулся уже неделю.
Затем она закончила или позволила себе закончить быстрым и спокойным
трепетанием, и я с молчаливым облегчением вытолкнул себя из границ в
окончание. Мы откатились друг от друга, тяжело дыша.
- Я хочу бренди, - сказала она через минуту.
Я достал коньяк. Издалека доносились стоны и вздохи более
ортодоксального удовольствия: их производили Сундара и Фридман.
Каталина сказала:
- Ты очень компетентен.
- Благодарю, - ответил я неуверенно. До этого никто не говорил мне
ничего такого. Я раздумывал, как ответить и решил не проявлять взаимности.
Коньяк для двоих. Она села, скрестила ноги, пригладила волосы и отхлебнула
бренди. Она выглядела холодной, спокойной, как будто полового акта и не
было. И все же она странно светилась сексуальной энергией; она казалась
совершенно удовлетворенной тем, что мы сделали.
- Я имею ввиду, что ты был великолепен, - сказала она. - Ты делал это
сильно и бесстрастно.
- Бесстрастно?
- Не увлекаясь. Я должна сказать, что ценю это. В учении Транзита
неувлеченность - это именно то, к чему мы стремимся. Все процессы Транзита
работают на создание постоянного движения, на постоянное эволюционное
изменение. И если мы позволяем себе пристраститься к чему-нибудь здесь и
сейчас, например, пристраститься к эротическому удовольствию, или к
богатству, или к чему-нибудь, что привязывает нас к нетранзитному
состоянию...
- Каталина...
- Да?
- Я вымотан. Я не хочу сейчас заниматься теологией.
Она улыбнулась:
- Привязываться к беспристрастности - самая большая глупость. Я
милосердна. Больше не говорю о Транзите.
- Я благодарен.
- Как-нибудь в другой раз. С тобой и Сундарой вместе. Я бы хотела
объяснить наше учение, если...
- Конечно, - сказал я, - но не сейчас.
Мы выпили, покурили, и оказалось, что опять приступили к прелюбодейству
- теперь уже ей хотелось преодолеть мою напряженность - в этот раз она уже
не так твердо держалась своих принципов, и наш акт уже меньше напоминал
спаривание, а больше был похож на акт любви.
К рассвету появились Сундара и Фридман. Она выглядела лоснящейся и
сияющей, а он высушенным до костей и даже чуть ошеломленным. Она послала
мне поцелуй через двенадцатиметровую пропасть: привет, любовь, привет, я
люблю тебя больше всех. Я подошел к ней, и она крепко прижалась ко мне, я
куснул ее за мочку уха и сказал:
- Повеселилась?
Она мечтательно кивнула. Фридман, наверное, оказался искусным не только
в финансовых делах.
- Он с тобой говорил о Транзите? - хотел я знать.
Сундара покачала головой. Она пробормотала, что Фридман еще не принял
Транзит, хотя Каталина работает над ним.
- Надо мной она тоже работала, - сказал я.
Фридман развалился на кушетке, тупо глядя остекленевшими глазами на
восход над Бруклином. Сундара была увлечена классической эротологией
Хинду, и для любого мужчины это было бы изнуряющее приключение.
"...Когда женщина обвивается вокруг своего любовника, как змея вокруг
дерева, и притягивает его голову к своим жаждущим губам, если она затем
целует его с легким шипящим звуком "сут-сут" и смотрит на него долго и
нежно широко открытыми глазами, полными желания, такая поза известна под
названием "Кольцо Змеи..."
- Кто будет завтракать? - спросил я.
Каталина криво улыбнулась, Сундара просто наклонила голову, Фридман
смотрел без энтузиазма.
- Позже, - едва прошептал он. Сожженная оболочка человека.
"...Когда женщина кладет одну ступню на ступню своего любовника, а
другую - на его бедро, когда она одной рукой обвивает его шею, а другой -
его чресла, и мягко выпивает свое желание, как будто она хочет
вскарабкаться на ствол его тела и сорвать поцелуй - это называется
"Карабкаться на дерево..."
Я оставил их лежать в разных частях гостиной и отправился принимать
душ. Я не спал, но мой мозг был свежим и бодрым. Странная ночь, деловая
ночь: я чувствовал себя более активным, чем во все предыдущие недели, я
чувствовал стохастическое щекотание, толчки ясновидения, которые
предупреждали меня, что я двигаюсь к преддверию новой трансформации. Я
включил душ в полную силу, бьющую по телу с максимальным вибрационным
очарованием, ультразвуковые волны включились в пульсацию моей возбужденной
нервной системы и вызывали видения новых миров для завоевания.
В гостиной никого не было, кроме Фридмана, все еще лениво лежащего
обнаженным, с бездумным взглядом на кушетке

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики