Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. Я вижу
увядающего утомленного жизнью старика на больничной койке, худого и
изможденного, лет семидесяти пяти или восьмидесяти, а может, даже
девяноста. Он окружен ярким коконом поддерживающей жизнь аппаратуры:
различные трубки с иглами на концах, изгибаясь дугами, обвились вокруг
него, как хвосты скорпионов, вливая ферменты, гормоны, вещества против
закупорки сосудов, стимулирующие растворы и Бог знает что еще.
Я уже видел его раньше, мельком, той пьяной ночью на Таймс-сквер, когда
я лежал, припав к земле, ослепленный и пораженный, сбитый с ног потоком
голосов и образов. Но сейчас видения длятся чуть дольше, чем в тот другой
раз, так что я распознаю, что этот будущий я не просто больной старик, а
умирающий старик, на пути из жизни, уходящий, ускользающий, уплывающий -
огромный чудесный салат медицинского оборудования не в силах больше
поддерживать слабое биение его жизни. Я чувствую, как пульс угасает в нем.
Спокойно, совершенно спокойно он отходит в темноту. В покой. Он очень
неподвижен. Еще не мертвый, мое восприятие его еще будет уменьшаться. Но
почти. Почти. А теперь. Больше данных нет. Спокойствие и тишина. Да,
хорошая смерть.
Это все? Он правда мертв через пятьдесят или шестьдесят лет, или
видение просто прервалось? Я не могу быть уверен. Если бы я только мог
ЗАГЛЯНУТЬ за пределы того момента смерти, бросить один взгляд на занавес,
увидеть рутину смерти, бесстрастных санитаров, спокойно рассоединяющих
систему, поддерживавшую жизнь, простыню, натянутую на лицо, труп,
отвезенный в морг. Но нет способа продолжить видение. Картинка
представления закончилась последним проблеском света. Хотя, я уверен, что
это и есть то самое. Я думаю о Карваджале, сводящим себя с ума тем, что
так часто видел себя умирающим. Но я не Карваджал, как может знание об
этом повредить мне? Я допускаю неизбежность своей смерти, а подробности,
которые я вижу, просто примечание к ней. Сцена возвращается спустя
несколько недель, а потом снова и снова. Всегда одна и та же. Больница,
тонкая паутина трубок и катетеров, ускользание, темнота, покой. Так что
нечего бояться ВИДЕТЬ. Я видел самое худшее, и оно не повредило мне.
Затем все разбивается сомнениями и моя недавно сформированная
уверенность пошатнулась. Я ВИЖУ себя опять в большом самолете. Мы
устремляемся вниз к большому шестигранному искусственному острову. В
смятении потерявшая рассудок стюардесса несется по проходу, а за ее спиной
появляется вздувающийся маслянистый взрыв черного дыма. Пожар на борту!
Крылья самолета дико кренятся. Визг пассажиров, неразборчивые выкрики по
системе внутренней связи. Глухие бессвязные инструкции. Странное давление,
пригвоздившее мое тело к сидению. Нас несет вниз, к океану. Вниз, вниз. Мы
ударяемся, невероятный раскалывающий удар, корабль разваливается на части.
Все еще пристегнутый к сидению, я, как свинцовая гиря, опускаюсь лицом
вниз в холодную темную глубину. Море проглатывает меня. Больше я ничего не
знаю.
Солдаты движутся зловещими колоннами вдоль улиц. Они останавливаются
возле дома, где я живу. Они совещаются, затем отряд врывается в здание. Я
слышу грохот их шагов по лестнице. Прятаться бесполезно. Они распахивают
дверь, выкрикивая мое имя. Я приветствую их, подняв руки вверх. Я улыбаюсь
и говорю, что пойду спокойно. Но затем - кто знает, почему - один из них,
очень молодой, фактически мальчик, резко разворачивается, нацелив на меня
свое оружие, похожее на арбалет. Я успеваю только вдохнуть. Затем вылетает
зеленый конус огня. После этого наступает темнота.
"Вот он!" - кто-то кричит, высоко поднимая дубинку над моей головой. И
с сокрушительной силой обрушивает ее на меня.
Сундара и я наблюдаем, как ночь опускается на Тихий океан. Перед нами
поблескивают огни Санта-Моники. Нерешительно и робко я кладу свою руку на
нее. И в этот момент я чувствую пронзающую боль в груди. Я сгибаюсь, падаю
головой вниз, безумно взбрыкиваю ногой, опрокидывая стол. Я бью кулаком по
толстому ковру. Я борюсь, цепляясь за жизнь. Во рту вкус крови. Я бьюсь за
жизнь, и я проигрываю.
Я стою на парапете восьмидесятого этажа над Бродвеем. Быстрым легким
движением я выталкиваю свое тело в прохладный весенний воздух. Я парю. Я
делаю грациозные плавательные движения руками. Я безмятежно ныряю в
тротуар.
- Посмотрите! - кричит женщина позади меня. - У него бомба!
Морская поверхность волнуется сегодня. Серые волны вздымаются и
обрушиваются, вздымаются и обрушиваются. Я преодолеваю волны. Я
прокладываю себе путь через буруны. С безумной целеустремленностью я плыву
к горизонту, рассекая холодные воды, как будто устанавливая рекорд на
выносливость. Плыву вперед и вперед, несмотря на пульсирование в висках и
бухающие удары в груди почти у горла. А море становится все более бурным,
его поверхность вздымается и раздувается все сильнее

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики