Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. Я - как движущаяся точка на поверхности континуума, точно
соответствуя, попадая в резонанс с колебаниями мгновения. Я лежал сверху,
сжимая ее в объятиях - классическая западная позиция, которую мы, будучи
приверженцами различных восточных вариантов, редко принимали. Мои спина и
бедра были тверды, как закаленная дамасская сталь, упруги, как большинство
полимерных пластиков, и я двигался туда и обратно, туда и обратно легкими
уверенными толчками, поднимая ее как на драгоценном колесе на более
высокий уровень чувствительности и перенося себя туда же. Для меня это
было безупречное слияние, рожденное и усталость, и отчаянием, опьянением и
разочарованием, и состоянием типа "мне-нечего-больше-терять". Это
нескончаемое движение могло бы длиться до утра. Сундара тесно прижималась
ко мне, точно отвечая на каждый мой толчок. Ее колени были подняты почти к
груди, и когда мои руки гладили шелк ее кожи, я снова и снова наталкивался
на холодный металл эмблемы Транзита, прикрепленный ремнем к ее бедру. Она
никогда не снимала ее, НИКОГДА. Но даже это не нарушало совершенства. Но,
конечно, это не было актом любви: это было просто спортивное состязание,
два бесподобных дискобола двигались в тандеме, совершая предписанный и
определенный ритуал, который от них требовался. Какое отношение это имело
к любви? Во мне была любовь к ней, да, отчаянно голодный, скребущий,
кусающий и трепещущий род любви. Но у меня больше не было способа выразить
эту любовь ни в постели, ни вне ее.
Итак, мы собрали все золотые олимпийские медали: за ныряние с вышки,
фигурные прыжки с трамплина, фантастическое фигурное катание, прыжки с
шестом, бег на четыреста метров, - и незаметными толчками и нашептыванием
подвели друг друга к завершающему моменту и затем мы вошли в него, в эту
бесконечную паузу растворения в источнике создания, затем эта бесконечная
пауза закончилась, и мы оторвались друг от друга, обливаясь потом, жаркие
и истощенные.
- Ты не мог бы принести мне стакан воды? - попросила Сундара через
несколько минут.
Вот так это закончилось.
- А теперь готовь документы на развод, - сказал Карваджал шесть дней
спустя.




30



Твое дело - подчиняться мне, никаких вопросов, никаких гарантий. Не
задавать вопросов. Но сейчас я должен спросить. Карваджал толкал меня на
шаг, который я не мог предпринять без какого-либо объяснения.
- Вы обещали не спрашивать, - мрачно произнес он.
- Тем не менее. Дайте мне какие-нибудь нити, объясните.
- Вам это очень нужно?
- Да.
Он старался подавить меня взглядом. Но его пустые глаза, иногда так
сурово безответные, сейчас меня не испугали. Мои способности предчувствия
подсказывали мне сейчас, чтобы я продолжал давить на него, требовать,
чтобы он раскрыл передо мной структуры событий, в которые я вступаю.
Карваджал упрямился. Он смущался, потел, напоминал о том, что я уже
несколько недель, даже месяцев, учусь справляться этими неподобающими
всплесками неуверенности. Он требовал принимать судьбу, следовать
сценарию, делать так, как он говорит. И все будет в порядке.
- Нет, - говорил я, - я люблю ее, даже сегодня развод - не шутка, я не
могу пойти на это из прихоти.
- Но вы же учитесь...
- К черту это! Почему я должен оставить жену только из-за того простого
факта, что в последнее время у нас не очень хорошо? Порвать с Сундарой
совсем не то же самое, что остричь волосы, знаете ли.
- Конечно, то же самое.
- То?
- В течении времени все события равнозначны, - произнес он.
Я фыркнул:
- Не говорите чепухи. Разные действия имеют разные последствия,
Карваджал. Какие волосы я ношу, длинные или короткие, не оказывает
сильного воздействия на окружающее меня. А в результате браков иногда
появляются дети. А дети - уникальные генетические создания. И дети,
которые могут родиться от меня и Сундары, если мы захотим родить, будут
отличаться от тех, которые она или я можем произвести на свет от других
особей противоположного пола. И разница... Боже, если мы расстанемся, я
могу снова жениться на ком-нибудь еще и стать прародителем следующего
Наполеона, а если я останусь с ней, я могу... ну, как вы можете говорить,
что события равнозначны в течении времени.
- Вы очень медленно ухватываете суть, - печально выдавил из себя
Карваджал.
- Что?
- Я не говорил о последствиях. Только о событиях. Все события
равнозначны В СВОЕЙ ВОЗМОЖНОСТИ, Лью. Я имею ввиду всеобщую возможность
осуществления любого события, которое произойдет...
- Тавтология!
- Да, но вы и я имеем дело именно с тавтологией. Говорю вам, я ВИЖУ,
как вы разводитесь с Сундарой, так же, как ВИДЕЛ, что вы срезали волосы.
Поэтому эти события имеют равнозначную возможность.
Я закрыл глаза и долго сидел молча.
Наконец, я сказал:
- Расскажите мне, ПОЧЕМУ я развожусь с ней

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики