Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
. А не так, когда я
думаю, что я полностью увлечен контактом, а другой просто говорит то, что
приходит в его опьяненную голову.
С Карваджалом я чувствовал много сомнений. Ничто из того, что он
говорил, не было обязательно котированным, не все обязательно имело смысл.
Не все в его действиях имело рациональные мотивы, как собственный интерес
во всеобщем благосостоянии. Все, даже собственное выживание, не касалось
его. Таким образом, его действия отступали от стохастичности и от самого
здравого смысла: он был непредсказуем, потому что он не следовал явным
схемам, только сценарию, священному неизменному сценарию, а сценарий
являлся ему в проблесках нелогичного и непоследовательного внутреннего
взора. "Я делаю то, что вижу", - сказал он. Не спрашивая, "Почему".
Прекрасно. Он ВИДИТ, как он отдает деньги бедным - и он отдает деньги
бедным. Он видит, как переходит мост Джорджа Вашингтона на ходулях, и он
берет ходули и идет. Он видит, как наливает серной кислоты в стакан воды
своему гостю, и он, не задумываясь, льет серную кислоту. Он отвечает на
вопросы предопределенными ответами, не зависимо от того, имеет эта
предопределенность смысл или нет. И так далее. Будучи тотально окруженным
диктатами открытого ему будущего, он не чувствует нужды выяснять мотивы и
последствия. Фактически, хуже, чем пьяный. По крайней мере, хоть и неясно,
в глубине, пьяница руководствуется рациональным сознанием.
Тогда парадокс. С точки зрения Карваджала, каждое его действие
подчиняется руководству жесткого детерминистического критерия, но с точки
зрения окружающих, он действует невменяемо, наугад, как лунатик. (Или как
убежденный сторонник учения Транзита, плывет по течению, уступая.) В своих
собственных глазах он подчиняется высшей неизбежности потока событий. Со
стороны это выглядит как флюгер, подчиняющийся каждому дуновению бриза.
Действуя так, как он ВИДИТ, он также поднимал неудобный вопрос о курице и
яйце по поводу мотивов своих действий. А были ли они вообще? Или его
видения были самогенерирующимися пророчествами, полностью оторванными от
причинности, вообще лишенными резона и логики. Он ВИДИТ, как он переходит
мост на ходулях четвертого июля будущего года; поэтому четвертого июля он
делает это, и только потому, что он ВИДЕЛ это. Какой цели служит его
переход через мост, кроме точного соблюдения виденного им? Эта ходьба на
ходулях самовоспроизводяща и бесцельна. Как можно иметь дело с таким
человеком? Сумасшедший в потоке времени.
Хотя, я, может, слишком суров? Может, были какие-то рамки, которых мне
не удалось увидеть? Возможно, интерес Карваджала ко мне настоящий, и в его
одинокой жизни от меня истинная польза. Быть моим руководителем, заменить
мне отца, влить в меня в оставшиеся месяцы его жизни, столько знания,
сколько я только смогу принять.
В любом случае я имел от него реальную пользу. Я собирался заставить
его помочь мне сделать Пола Куинна президентом.
Узнать о том, что Карваджал не может видеть выборов следующего года,
было разочарованием, но не таким уж страшным. Такие события, как успех на
президентских выборах, имеют глубокие корни: принятые сейчас решения будут
оказывать влияние на политические события на годы вперед. Карваджал уже
сейчас мог обладать достаточными данными о том, как обеспечить Куинну
создание союзов, которые продвинули бы его к номинации две тысячи
четвертого года. Такова была моя навязчивая идея: я собирался
манипулировать Карваджалом в пользу Куинна. Хитрым вопросами и ответами я
мог бы вытянуть жизненно важную информацию из этого человечка.




18



Была тревожная неделя. Все новости на политическом фронте были плохими.
Новые демократы везде теряли возможность провозгласить поддержку сенатора
Кейна. Кейн же вместо того, чтобы в обычной манере политиков, борющихся за
первенство, держать открытым вопрос о выборе вице-президента, чувствовал
себя в такой безопасности, что бодро заявил на пресс-конференции, что
хотел бы, чтобы Сокорро разделил с ним избирательный бюллетень. Куинн,
который начал завоевывать нацию после дела с замораживанием нефти, резко
перестал иметь значение для партийных лидеров западнее Гудзона. Перестали
приходить приглашения выступить, поток просьб фотографий с автографами
высох до тоненького ручейка - пустяковые знаки, но значительные. Куинн
знал, что происходит, и отнюдь не радовался этому.
- Как получилось, что союз Кейн-Сокорро образовался так быстро? -
требовательно вопрошал он. - Один день я был большой надеждой партии, а на
другой - двери клубов стали захлопываться передо мной. - Он смотрел на нас
своим знаменитым Куинновским пронизывающим взором, переводя взгляд с
одного на другого, выискивая, кто провалил его. Его присутствие, как
всегда, подавляло; присутствие же его расстройства было невыносимо
болезненным

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики