Главная arrow Романы arrow Провидец
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Провидец Печать
Оглавление
Провидец
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
.
- Может быть, ему кажется, что наименее утонченный подход и есть
наиболее утонченный.
- Нет, я думаю, он слишком молод.
- Это не так уж плохо.
- О, нет, - сказала Сундара, - я нахожу его привлекательным. Роковой,
но не отталкивающий. Почти обворожительный.
- Тогда его прямые подходы сработали. Видишь? Он на самом деле гений.
Сундара рассмеялась:
- А Ярбер ухаживает за тобой. Она тоже гениальна?
- Я думаю, что она хочет тебя. Это называется косвенным подходом.
- И что же ты собираешься делать?
Я пожал плечами:
- Как ты?
- Я за. Тебе нравится Ярбер?
- Очень энергичная, думаю.
- Я тоже. Итак, ночь вчетвером?
- Почему бы нет, - сказал я как раз - в тот момент, когда Ломброзо
вызывал рев восторга в аудитории, искусно направив вечер к его
кульминационной точке - представлению Куинна.
Мы стоя приветствовали мэра долго несмолкающей овацией, тщательно
продирижированной Хейгом Мардикяном с возвышения. Усаживаясь снова на
место, я послал Каталине Ярбер сигнал на языке тел, вызвавший румянец на
ее бледных щеках. Она улыбнулась. Маленькие, плотно посаженные, острые
зубы. Послание принято. Дело сделано. У нас с Сундарой сегодня ночью будет
приключение с этими двумя. Мы испытывали большую необходимость друг в
друге, чем многие пары в наше время, поэтому мы могли позволить себе
некоторую распущенность: у нас не было ссор, случающихся в многочисленных
семействах, перебранок по поводу собственности, кучи детей. Потребность
друг в друге - это одно, а верность - совсем другое. И если первое все еще
существует, хоть и подвергается эволюции, то последнее - что-то вроде
птеродактиля или питекантропа. Я только приветствовал перспективу
столкновения с энергичной маленькой мисс Ярбер. В то же время я обнаружил,
что завидую Фридману, как всегда завидовал партнерам Сундары на ночь, так
как он будет обладать уникальной Сундарой, которая все еще была для меня
самой желанной женщиной в мире, а я должен устраиваться с кем-то, кого я
желал, но гораздо меньше, чем ее. Сила любви, я полагаю, проявляется в
том, насколько нам необходима верность объекту любви. Счастливчик Фридман!
К такой женщине, как Сундара, можно прийти первый раз только однажды.
Куинн говорил. Он не был комичен, отпустил только несколько легоньких
шуток, на которые слушатели тактично отреагировали. Затем он перешел к
серьезным делам, будущему Нью-Йорка, будущему Соединенных Штатов, будущему
человечества в предстоящем столетии. Двухтысячный год, говорил он, имеет
непреходящее символическое значение: это буквально начало тысячелетия.
Переход на другой уровень. Давайте вычистим конюшни и начнем сызнова,
помня, но не повторяя ошибки прошлого. Мы, говорил он, прошли через
тяжелые испытания огнем в двадцатом веке, вынесли обширные неурядицы,
переделки и несправедливости, мы несколько раз были близки к уничтожению
жизни на земле; мы ставили себя перед вероятностью всемирного голода и
всемирной нищеты; мы погружали себя глупо и неизбежно в десятилетия
политической нестабильности; мы становились жертвами собственной жадности,
страха, ненависти и собственного невежества. Но теперь, когда мы взяли под
контроль солнечную энергию и прирост населения, достигли необходимого
равновесия между расширением производства и защитой окружающей среды,
пришло время построить максимально разумное общество, мир, в котором разум
превалирует и право побеждает, мир, в котором человеческий потенциал
сможет быть реализован в полную силу и так далее.
Прекрасное видение наступающей жары. Благородно, риторично, особенно в
устах мэра Нью-Йорка, традиционно более концентрирующего внимание на
проблемах системы образования и агитации гражданских союзов, чем на
судьбах человечества. Можно было бы посчитать эту речь напыщенной. Но нет,
невозможно. Она была значительна, потому что то, что мы слышали, было
звуком трубы, провозгласившей будущего мирового лидера.
Вот он стоял и казался на полметра выше, чем был на самом деле, лицо
горело, глаза сияли, сложенные руки покоились на груди, подчеркивая его
силу, забрасывая нас призывными звуками фраз:
- ...переход на другой уровень, давайте вычистим конюшни...
- ...мы прошли через тяжелые испытания огнем...
- ...пришло время строить максимально разумное общество...
РАЗУМНОЕ ОБЩЕСТВО. Я услышал щелчок и жужжание. Звук не столько
напоминал переход на другой уровень, сколько выбрасывание нового
политического лозунга, и мне не нужны были большие стохастические
способности, чтобы догадаться, что мы еще и еще будем слышать о разумном
обществе прежде, чем сделаем Пола Куинна.
Черт побери, он был неотразим. Мне очень хотелось отбыть совершать
ночные подвиги, а я сидел неподвижно восхищенный, как и вся аудитория
пьяных политиков и окаменевших знаменитостей, и даже официанты оставили
свои вечно гремящие подносы, когда волшебный голос Куинна раскатывался под
сводами зала

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики