Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
. И тогда его дух
постепенно ослабевает и личность деградирует. Барретта поместили в такую
ванну. Он ничего не слышал, ничего не видел, совершенно не мог уснуть.
Барретт пытался сопротивляться. Лежа в ванной, он диктовал себе свою
биографию. Это был документ величиной в несколько томов. Он изобретал
изощреннейшие математические игры. Наизусть перечислял названия штатов
прежних Соединенных Штатов Америки и пытался припомнить названия городов,
которые были их столицами. Он заново проигрывал ключевые сцены своей
жизни, причудливо изменяя сценарий.
Затем стало трудно даже думать, и Барретт просто дрейфовал по течению
забвения. Он поверил в то, что умер и теперь находится в загробной жизни.
Потом его разум снова охватила лихорадочная деятельность, и он стал с
нетерпением ждать, когда его начнут допрашивать. Это желание постепенно
вытеснило все остальное, оно стало всеохватывающим и отчаянным, а потом он
вообще перестал ждать.
Ему казалось, что прошло не менее тысячи лет, прежде чем его вынули
из этой ванны.
- Как вы себя чувствуете? - спросил охранник. Голос его показался
пронзительным криком. Барретт заткнул уши ладонями и упал на пол. Его
поставили на ноги.
- Со временем вы привыкнете к звуку голосов, - сказал охранник.
- Замолчите, - прошептал Барретт. - Ничего не говорите!
Он не мог выносить даже звука собственного голоса. Сердце колотилось
в ушах, словно безжалостный поршень гигантской машины. Дыхание стало
громоподобными порывами урагана, вырывающего с корнем деревья в лесной
чаще. Глазам было невыносимо больно от потока зрительных ощущений. Он
трясся, непроизвольно стуча зубами.
Джекоб пришел к нему через час.
- Неплохо отдохнули? - поинтересовался он. - Теперь вы расслаблены,
переполнены счастьем и готовностью сотрудничать.
- Сколько времени я находился там?
- Я не могу сказать это.
- Неделю? Месяц? Годы? Какое сегодня число?
- Это не имеет никакого значения, Джим.
- Замолчи. У меня от твоего голоса болят уши.
Бернстейн улыбнулся.
- Привыкнете. Я надеюсь, вы освежили свою память, отдыхая в ванне,
Джим. А теперь ответьте мне на несколько вопросов. Фамилии участников
вашей группы для начала. Не надо всех - только тех, кто занимал
ответственные посты.
- Ты знаешь все эти фамилии, - прошептал Барретт.
- Я хочу услышать их от вас.
- Для чего?
- Наверное, мы поторопились вынуть вас из ванны.
- Ну, так положи меня назад, - сказал Барретт.
- Не упрямьтесь. Назовите мне несколько фамилий.
- У меня колет в ушах, когда я говорю.
Бернстейн скрестил руки на груди:
- Я жду фамилии. Вот здесь у меня описание вашей контрреволюционной
деятельности.
- Контрреволюционной?
- Да. Направленное против зачинателей революции 1984 года.
- Я уже давно не слышал, чтобы нас считали контрреволюционерами,
Джек.
- Джекоб.
- Джекоб.
- Спасибо, я прочту описание. Вы можете внести свои поправки, если
обнаружите кое-какие неточности в мелочах. После этого, пожалуйста,
подпишите это заявление.
Он открыл папку и стал читать сухой и подробный отчет о подпольной
карьере Барретта, в основном точный, описывающий каждый его шаг с того
самого первого собрания в 1984 году и до дня ареста. Закончив читать, он
произнес:
- Какие-нибудь исправления или добавления?
- Нет.
- Тогда подпишите.
- У меня сейчас еще плохая координация движений. Я не в состоянии
держать ручку. Похоже, я слишком долго пробыл в ванне.
- Тогда продиктуйте устное подтверждение приведенных в заявлении
фактов. Мы снимем образец вашего голоса, и он будет вполне приемлемым
доказательством.
- Нет.
- Вы отрицаете, что здесь подробно и точно изложена ваша карьера?
- Я прибегаю к пятой поправке Конституции.
- Сейчас такого понятия, как пятая поправка, не существует, -
объяснил Бернстейн. - Вы признаетесь в том, что принимали сознательное
участие в подготовке свержения нынешнего законного правительства нашей
страны?
- Разве тебе не колет уши, когда ты слышишь, как твой рот произносит
такие слова, Джек?
- Предупреждаю, вам лучше не допускать личных выпадов, чтобы вывести
меня из равновесия, - тихо произнес Бернстейн. - Вам, скорее всего, не
понять те побуждения, которые обусловили мой переход на сторону
правительства, и я не намерен обсуждать их с вами. Здесь допрашиваю я, а
не вы.
- Надеюсь, скоро придет твоя очередь.
- Очень в этом сомневаюсь.
- Когда нам было по шестнадцать лет, - сказал Барретт, - ты говорил о
правительстве, как о волчьей стае, пожирающей мир. Ты предупреждал меня,
что если во мне не пробудится сознательность, то я стану еще одним рабом в
мире, полном рабов. А я сказал, что лучше быть живым рабом, чем мертвым
бунтовщиком, помнишь? Ты меня разделал под орех за такие слова

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики