Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
. А правительство в
достаточной мере заинтересовано моим проектом и четко представляет себе
мои особые способности, так что охотно поддерживает меня, не заботясь о
моей идеологии. Я питаю к ним отвращение, они мне не доверяют, но все-таки
мы пришли к соглашению работать рука об руку.
- Оруэлл назвал это двоемыслием.
- О, нет, - возразил Хауксбилль. - Это, так сказать, здравомыслие. Ни
одна из сторон не питает никаких иллюзий в отношении другой. Мы используем
друг друга, приятель. Мне нужны деньги, им нужны мои мозги. Но я продолжаю
отвергать философию этого правительства, и они это знают.
- В таком случае, - сказал Барретт, - вы все еще могли бы работать с
нами, не опасаясь лишиться дотации на исследования.
- Предположим.
- Тогда почему же вы остаетесь в стороне? Нам нужны ваши способности.
У нас нет никого, кто мог бы оперировать с полусотней фактов, а для вас
это сущая безделица. Нам недостает вас. Я мог бы заманить вас назад в нашу
группу?
- Нет, - ответил Хауксбилль. - Давайте выпьем, и я объясню, почему.
- Не возражаю.
Наполнив бокалы, Хауксбилль сделал большой глоток. Несколько капель
виски появились в уголках его рта, покатились по мясистому подбородку и
исчезли в складках засаленного воротника. Барретт отвел взгляд и тоже
сделал затяжной глоток из своего бокала.
Затем Хауксбилль произнес:
- Я покинул вашу группу не из-за страха ареста, не из-за того, что
перестал презирать синдикалистов или продался им. Нет. Я оставил группу,
да будет вам известно, потому что мне стало скучно. Я решил, что Фронт
Национального Освобождения не стоит моей энергии.
- Сказано достаточно резко.
- А знаете, почему? Потому что руководство движением попало в руки
таких, как вы. Где Революция? Сейчас 1998 год, Джим. Синдикалисты у власти
почти четырнадцать лет, и вы ни разу не попытались свергнуть их.
- Революцию не подготовить за неделю, Эд.
- Но четырнадцать лет! Четырнадцать! Вероятно, если бы заправлял Джек
Бернстейн, вы бы предприняли активные действия. Но Джек озлобился и ушел.
Так вот - у Эдмонда Хауксбилля есть только одна жизнь, и он не хочет
потратить ее зря. Я устал от серьезных экономических дискуссий и процедур
в духе парламентаризма. Меня в большей степени стали интересовать
собственные исследования. И я ушел.
- Очень жаль, что мы наскучили вам, Эд.
- Мне тоже очень жаль. Очень долгое время я считал, что у страны есть
возможность вернуть себе свободу. Затем я понял, что это безнадежное дело.
- И все же, может быть, зайдете ко мне? Может быть, вы сумеете помочь
нам сдвинуться с мертвой точки, - попросил Барретт. - Молодежь непрерывно
присоединяется к нам. Из Калифорнии приехал парень по фамилии Вальдосто.
Азарта у него хватило бы на добрый десяток таких, как мы. Есть и другие.
Если вы придете, ваш престиж...
Хауксбилль скептически посмотрел на Барретта. Он едва скрывал свое
презрение к Фронту Национального Освобождения. И все же он не мог отрицать
того, что еще поддерживает те идеалы, которые защищает Фронт, поэтому
Барретту удалось вырвать у него обещание прийти.
Хауксбилль зашел к нему на следующей неделе. В квартире у Барретта
собрались больше десятка людей, большей частью девушек. Они сидели у ног
Хауксбилля, обожающе глядя на него, в то время как он, сжимая бокал и
потея, извергал сарказм и иронию. Он напоминал огромную белую медузу в
кресле, рыхлый, бесполый, отвратительный. Но влечение этих девушек к нему
было откровенно сексуальным. Барретт заметил, что Хауксбилль немало
заботился о том, чтобы отразить их заигрывания, прежде чем они могли зайти
слишком далеко. Он наслаждался тем, что был фокусом их вожделений - именно
поэтому, как подозревал Барретт, он когда-то частенько сюда захаживал - но
сейчас он не выказывал ни малейшего желания воспользоваться
предоставившимися ему возможностями.
Хауксбилль изрядно нагрузился самодельным ромом Барретта и излагал
свои суждения о причинах, по которым Фронт обречен на провал. Тактичность
никогда не была присуща Хауксбиллю, и он часто бывал весьма язвительным в
своем анализе недостатков деятельности подполья.
Барретт сначала подумал, что допустил ошибку, подставив неокрепшую
молодежь под ураганный огонь его критики, ведь его неприкрытый пессимизм
мог обескуражить их и отвратить от дальнейшей деятельности. Однако вскоре
заметил, что никто его юных друзей не принимал жуткие обвинения всерьез.
Они боготворили Хауксбилля за его выдающиеся достижения в математике,
однако считали его пессимизм просто одним из проявлений его
эксцентричности, как и его неряшливость, тучность и слабохарактерность.
Так что стоило рисковать, позволив Хауксбиллю долго и велеречиво
разглагольствовать, в надежде все-таки заполучить его участие в движении.
Улучив удобную минуту, когда, казалось, Хауксбилль был уже до краев
полон ромом, Барретт спросил у него о тех секретных исследованиях, которые
он проводит на правительственные деньги

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики