Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
. Он начал соскальзывать в утонченную
сферу, где обитали Плэйель и другие зачинатели движения, - сферу, где
пропадал всякий пыл и идеализм трансформировался в идеологию. Вальдосто
спас его от этого.
Для Вальдосто в революции не было ничего абстрактного. Для него
революция была вопросом разбивания черепов, выкручивания шей и
бомбардировки контор. Он считал безликих чиновников правительства своими
личными врагами, знал их имена, мечтал о тех наказаниях, которым он
подвергнет каждого из них. Его энергия заражала. Барретт, пытаясь погасить
в нем жажду разрушения, начал вспоминать, что кроме обычной ежедневной
рутины существует и главная цель. Вальдосто воскресил в нем революционные
мечтания, которые так тяжело поддерживать изо дня в день, из недели в
неделю на протяжении многих лет и десятилетий.
Вальдосто был веселым и шумным приятелем, когда не думал о
кровопролитии. К этому, разумеется, надо было привыкнуть, особенно к его
фривольным выходкам в отношениях с девушками. "В нем есть что-то
первобытное..." - так говорил Барретт своим друзьям.
Квартира Барретта снова стала центром общения подпольной группы, как
и в те времена, когда с ним жила Джанет. Климат страха снова смягчился, и
отпала необходимость в излишней осторожности. Хотя Барретт и понимал, что
находится под наблюдением, он теперь, не колеблясь, разрешал другим
приходить к нему.
Несколько раз заходил Хауксбилль. Барретт повстречался с ним почти
случайно, в одну из своих редких вылазок в не связанные с революционной
деятельностью круги. После трехлетнего перерыва вновь открылся
Колумбийский университет, и в один морозный вечер в начале 1998 года
Барретт отправился в студенческий городок на вечер, который устраивал один
его знакомый профессор математики Годин. Сквозь густую завесу табачного
дыма он сумел разглядеть в дальнем конце комнаты Хауксбилля, взгляды их
встретились, и они обменялись кивками. После этого Барретт решил подойти и
поздороваться. Хауксбилль, похоже, принял такое же решение. Поразмыслив
несколько секунд, Барретт начал протискиваться сквозь толпу.
Они встретились посередине. Барретт не видел математика почти два
года и теперь был поражен тем, как тот сильно изменился. Хауксбилль и
раньше не был красавцем, но теперь у него был такой вид, словно все его
железы внутренней секреции взбунтовались. На результат этого было просто
страшно смотреть. Он совсем облысел, щеки его, которые всегда были
небритыми и имели неряшливый вид, стали теперь необычно розовыми. Губы и
нос стали мясистее, глаза заплыли жиром. У него вырос огромный живот, и
все туловище казалось покрытым несколькими слоями жира. Они обменялись
быстрым рукопожатием. Ладонь Хауксбилля была влажной, пальцы - мягкими и
бессильными. Хауксбилль, насколько Барретт помнил, был всего лишь на
девять лет старше его, так что ему не исполнилось и сорока. Но выглядел он
так, как человек, стоящий на пороге могилы.
- Что вы здесь делаете? - спросили оба одновременно.
Барретт рассмеялся и обрисовал свои ничтожные дружеские отношения с
Годином, их хозяином. Хауксбилль объяснил, что его недавно пригласили
работать на факультет высшей математики Колумбийского университета.
- Я думал, вы ненавидите преподавательскую работу, - сказал Барретт.
- Верно. Я не преподаю. Мне поручили научные исследования.
Правительственный заказ.
- Секретный?
- А разве существуют другие? - произнес Хауксбилль.
От его вида Барретту захотелось поежиться. За толстыми очками глаза
Хауксбилля казались холодными и чужими и были похожи на глаза существа с
другой планеты.
Чувствуя себя неуютно, Барретт проговорил:
- До меня дошло, что вы теперь получаете хлеб из рук правительства.
Наверное, мне не следовало бы заговаривать с вами. Это может вас
скомпрометировать.
- Вы что, до сих пор тянете лямку революционера? - спросил
Хауксбилль.
- Да, именно, тяну лямку.
Математик одарил его зыбкой улыбкой.
- Я считал, что человек ваших способностей должен уже разобраться,
что представляет собой на самом деле эта кучка зануд и неудачников.
- У меня не столь блестящие способности, как вы полагаете, Эд, -
спокойно возразил Барретт. - У меня нет даже диплома об окончании
колледжа, вспомнили? Я достаточно глуп, чтобы размышлять о смысле того,
что мы делаем. Вы и сами когда-то так думали.
- Я и сейчас так думаю.
- Вы в оппозиции к правительству и все же работаете на него? -
спросил Барретт.
Хауксбилль встряхнул кубики льда в своем бокале.
- Разве это так трудно понять? Правительство и я вступили в брак по
расчету. Им, разумеется, известно, что я запятнан участием в революционной
деятельности. А я знаю, что это банда фашистских негодяев. Тем не менее я
провожу определенные исследования, для которых просто необходима
финансовая поддержка в размере нескольких миллионов долларов в год, и это
обязывает меня искать правительственную дотацию

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики