Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
. - Грейся на солнышке, дружище, - сказал он.
Он стал подниматься по тропе. Барретт следил за ним, пока тот не
оказался на самом верху, превратившись в крохотную точку на фоне каменного
склона. Посидев еще немного, Барретт подобрал костыль, встал, посмотрел,
как вокруг костыля в волнах прибоя кружат какие-то мелкие ползающие
существа, затем повернулся и начал затяжной, медленный подъем назад, в
лагерь.




8



Барретт не знал точно, когда это произошло, но как-то они перестали
думать о своей деятельности как о контрреволюционной и теперь считали себя
революционерами. Эта семантическая смена произошла в начале девяностых
годов, постепенно и незаметно. Несколько первых лет после событий
восемьдесят четвертого-пятого годов синдикалисты называли себя
революционерами, и это было верно, так как они свергли режим,
продержавшийся более двух столетий. Однако вскоре синдикалистская
революция утвердилась во всех общественных сферах, перестала быть
революцией и сама стала режимом.
Поэтому теперь Барретт был революционером, а целью подполья стала
Революция с большой буквы. Революция могла наступить теперь в любой день,
любой месяц, любой год... Все это требовало тщательной подготовки, и, как
только прозвучит Слово, поднимутся разбросанные по всей стране
революционеры и...
Он не сомневался в истинности подобных утверждений. Пока еще. Он
делал свое дело изо дня в день, надеясь, что укоренивший и теперь еще
более уверенный в себе синдикализм рано или поздно падет.
Революция стала делом его жизни. Барретт легко и без всяких сожалений
ушел из колледжа, так его и не закончив. Все равно колледж был заведением,
в котором господствовали синдикалисты, и ежедневная массированная
пропаганда приводила его в ярость. Он пошел тогда к Плэйелю, и тот дал ему
работу. Официально Плэйель руководил агентством по найму на работу. Во
всяком случае, это было прикрытием. В небольшой конторе в центральной
части Манхэттена он подбирал кандидатов для участия в подпольной
деятельности, хотя для видимости вел и настоящую работу по найму,
разрешенную законом.
Джанет была его секретаршей. Время от времени сюда захаживал
Хауксбилль, чтобы программировать компьютер агентства. Барретта взяли в
качестве заместителя управляющего. Его зарплата была небольшой, но
позволяла регулярно питаться и оплачивать тесную квартирку, в которой они
жили с Джанет. Тридцать часов в неделю он занимался внешне невинной
деятельностью по найму, освободив Плэйелю время для более деликатной
работы в других местах.
Барретту на самом деле нравилась его работа, ибо она давала ему
возможность общаться с множеством людей: через контору проходили самые
различные безработные жители Нью-Йорка. Одни из них были радикалами,
искавшими подполье, другие просто подыскивали работу, и Барретт делал для
них все, что было в его силах. Они не понимали, что он сам едва вышел из
юношеского возраста, и некоторые приходили поглядеть на него как на
источник всех советов и указаний, которым они должны были следовать. Это
несколько смущало его, но он помогал людям, как только мог.
И все эти годы неуклонно проводилась подпольная работа. Барретт
понимал, что эта фраза просто абстракция высокого порядка, почти лишенная
подлинного содержания. "Подпольная работа". К чему она сводилась? К
бесконечному планированию постоянно переносившегося дня восстания. К
трансконтинентальным телефонным разговорам на жаргоне. К тайным
публикациям антисиндикалистской пропаганды. К смелому распространению
фальсифицированных книг по истории. К организации митингов протеста. К
бесконечному числу небольших акций, которые со временем становились все
более незначительными. Но Барретт, несмотря на весь свой пыл юношеского
энтузиазма, учился терпению. В один прекрасный день все разрозненные
ручейки сойдутся, убеждал он себя, и тогда грянет Революция.
Выполняя поручения, он исколесил всю страну. Экономика при
синдикалистах оживилась, и аэропорты снова стали многолюдными. Барретту
пришлось хорошенько с ними познакомиться. Большую часть лета 1991 года он
провел в Альбукерке, штат Нью-Мексико, работая с группой революционеров,
которых при прежнем режиме называли бы правоэкстремистами. Для Барретта
почти вся их идеология была чуждой, но они ненавидели синдикалистов столь
же сильно, как и он, и каждый по-своему - он и группа из Нью-Мексико -
разделяли любовь к революции 1776 года и к ее символам. В то лето он
дважды был близок к аресту.
Зимой 1991-1992 годов он еженедельно летал в Орегон для организации в
Спокане пропагандистского центра. Двухчасовой перелет в конце концов
надоел ему до чертиков, но Барретт терпеливо продолжал сколачивать эту
группу по средам, возвращаясь на другое утро в Нью-Йорк. Следующей весной
он работал большей частью в Нью-Орлеане, а летом - в Сент-Луисе

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики