Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
.
По обе стороны от него довольно далеко друг от друга, подобно нелепым
гигантским зеленым грибам, выросшим на гладкой, как стекло, породе, стояли
пластиковые раковины - жилища обитателей лагеря. Некоторые лачуги, как у
Барретта, были покрыты листовой жестью, извлеченной из посылок, которые
иногда переправлял Верховный Фронт. Другие стояли непокрытыми - голая
пластмасса. Такими они появились из жерла машины.
Хижин было около восьмидесяти. Сейчас в лагере "Хауксбилль" проживало
сто сорок человек - больше, чем когда бы то ни было. А это означало, что
на политической сцене Верховного Фронта страсти сильно накалены.
Верховный Фронт уже давно не переправлял в прошлое строительные
материалы для сооружения хижин, и поэтому всех новоприбывших приходилось
подселять к более старым обитателям лагеря. Барретт и некоторые другие,
чье изгнание произошло до 2014 года, пользовались привилегией - по
собственному желанию занимать хижины в одиночку, хотя некоторые не хотели
этого. Барретт же чувствовал, что для поддержания собственного авторитета
он должен жить один.
Большинство отправленных сюда после 2015 года были теперь вынуждены
жить вдвоем. Если бы прибыл еще один десяток депортированных, пришлось бы
потесниться и многим из группы сосланных до 2015 года. Разумеется, смерть
узников то и дело изменяла очередь старшинства, что несколько смягчало
напряженность, к тому же многие не возражали против соседей и даже
добивались этого.
Барретт, однако, понимал, что человеку, приговоренному к пожизненному
заключению без малейшей надежды на освобождение, должна быть предоставлена
привилегия побыть одному, если он того желает. Одной из самых больших
проблем в лагере "Хауксбилль" были психологические срывы у людей именно
из-за того, что они практически лишены уединения. Постоянное общение с
другими людьми невыносимо в подобных местах.
Нортон сделал жест рукой в сторону ярко-зеленого купола главного
здания.
- Вон, туда сейчас заходит Альтман. Теперь Рудигер. Вот Хатчетт.
Что-то должно произойти!
Барретт, слегка поморщившись, прибавил ходу. Некоторые из входивших в
административное здание заметили его массивную фигуру на одном из
возвышений базальтовой плиты и стали приветственно махать руками. Барретт
в ответ поднял свою могучую руку. Он ощущал, как трепетная волна
возбуждения нарастает в нем. Когда бы ни прибывал в лагерь новый ссыльный
- это было крупным событием, практически единственным, возможным здесь.
Без новоприбывших они не могли узнать о том, что происходит наверху.
Сейчас же, после каскада новых прибытий в конце года, уже целых шесть
месяцев в лагерь не ссылали никого. Бывало, появлялись по пять-шесть
человек в день, затем поток приостановился и совсем иссяк. Шесть месяцев -
и ни одного ссыльного. Барретт не мог припомнить столь длительного
перерыва. Создалось даже впечатление, больше сюда не прибудет никто.
Это стало бы катастрофой. Новички были единственным барьером между
старожилами лагеря и безумием, они приносили известия из будущего, из
мира, который навсегда остался у них за спиной. И они привносили свои
личные качества, отличные от других, в замкнутую группу узников, которой
постоянно угрожала опасность застоя. И к тому же, Барретт был в этом
уверен, некоторые - он к ним не принадлежал - жили иллюзорной надеждой,
что следующим прибывшим могла оказаться женщина. Вот почему все так
устремились к главному зданию, чтобы поглядеть, что же произойдет после
того, как началось свечение Молота. Барретт быстрым шагом спустился по
тропке. Последние капли дождя упали как раз тогда, когда он достиг входа.
Внутри здания в камере с Молотом сгрудились шестьдесят-семьдесят
обитателей лагеря - почти все, кто еще находился в здравом уме и теле и у
кого еще не пропал интерес к новоприбывшим. Они громко здоровались с
Барреттом, пропуская его в середину. Он кивал в ответ, улыбался, отклонял
дружелюбными жестами их настойчивые вопросы.
- Кто будет на этот раз, Джим?
- Может быть, девушка, а? Лет девятнадцати, блондинка, сложенная,
как...
- Надеюсь, он умеет играть в стохастические шахматы...
- Глядите на свечение! Оно усиливается!
Барретт, как и все остальные, не сводил глаз с Молота, наблюдая за
теми изменениями, которые происходили с массивной колонной - машиной
времени. Это сложнейшее, состоявшее из тысяч компонентов устройство
светилось теперь ярко-вишневым цветом, что означало накачку в него
немыслимо гигантского количества киловатт энергии генераторами на другом
конце линии, там, наверху. В воздухе послышалось шипение, пол стал слегка
трястись. Теперь свечение распространилось и на Наковальню - широкую
алюминиевую платформу, на которую выпадало все, что посылали из будущего.
Еще мгновение...
- Режим темно-малинового свечения! - завопил кто-то

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики