Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
. А вот все
остальное, что здесь происходило, практически никакого впечатления на него
не произвело.
Все здесь, казалось, были глубоко уверены в том, что страна на плохом
пути, и соглашались с тем, что с Этим Надо Что-то Делать. Но, помимо этой
точки соприкосновения, все было смутным и хаотичным. Они даже не могли
согласовать текст воззвания, которое собирались раздавать перед Белым
домом, не говоря уже о программе спасения конституции. Эти люди были так
же разобщены, как члены школьного шахматного клуба, и в такой же степени
могли повлиять на политическую обстановку. Неужели Бернстейн надеялся, что
он всерьез воспримет их группу? Какова их цель? Каковы методы? Каким бы
политически наивным он ни был, ему, по крайней мере, была ясна истинная
цена этих "пламенных революционеров".
Нудные разговоры длились почти два часа.
Время от времени все же страсти разгорались, но в основном все это
было сплошной скукой: философствование и голое теоретизирование. Барретт
заметил, что Джек Бернстейн, который, безусловно, был самым молодым в
группе, говорил дольше и больше всех, выкрикивал целые каскады словесной
пиротехники и, казалось, находился в родной стихии. Но результат всей
говорильни был невелик. Барретта захватила очевидная преданность Плэйеля
своему делу, несомненная проницательность ума Хауксбилля и явное
пристрастие Джека к яростной риторике, но он был убежден, что, придя сюда,
зря потратил время.
Где-то около одиннадцати Джанет спросила его:
- Ты где живешь?
- В Бруклине. Знаешь станцию "Проспект-Парк"?
- Я из Бронкса. Ты работаешь?
- Учусь в школе.
- Да-да. В одном классе с Джеком. - Она как бы смерила его взглядом.
- Это значит, вы одногодки?
- Да, мне шестнадцать.
- На вид тебе много больше, Джим.
- Не ты первая мне это говоришь.
- Мы могли бы куда-нибудь податься, - сказала она. - Я имею в виду,
не по революционным делам. Мне хотелось бы поближе с тобой познакомиться.
- Пожалуйста, - ответил он. - Прекрасная мысль.
Очень скоро он понял, что назначил ей свидание. Себе самому он
объяснил это как благородный поступок - пусть она, эта толстая безыскусная
девушка, получит хоть однажды в своей жизни удовольствие. Он не
сомневался, что поладить с ней будет просто. Ему тогда даже не пришло в
голову, что он непреднамеренно, даже походя, выпотрошил Джека Бернстейна,
подцепив таким образом Джанет. Однако позже, когда он над этим задумался,
то решил, что не сделал ничего плохого. Джек давно подзуживал его прийти
на это собрание, обещал, что здесь можно познакомиться с девушками. Разве
он виноват в том, что обещание было выполнено?
Когда они возвращались в метро поздно ночью домой, Джек был скованным
и угрюмым.
- Собрание было скучным, - сказал он. - Но они не все бывают такими
плохими.
- Наверное.
- Иногда некоторые из них увязают в дебрях диалектики. Но дело это
стоящее!
- Да, - согласился Барретт. - Пожалуй.
Тогда он не собирался идти еще на одно собрание. Но он заблуждался,
так же, как оказалось, заблуждался еще в очень многом в те годы. Тогда
Барретт и не понимал, что вся его дальнейшая жизнь была уже предопределена
в этом обшарпанном подвале. Он не понимал, что к нему надолго пришла
любовь и что в тот вечер он оказался лицом к лицу со своей нелегкой
судьбой. Он и представить тогда не мог, что превратил друга в яростного
врага, который в один прекрасный день отомстит ему очень необычным
образом.




5



Вечером того дня, когда прибыл Лью Ханн, как и в любой другой вечер,
узники лагеря "Хауксбилль" собрались в главном здании поужинать и
отдохнуть. К этому их никто не принуждал - здесь вообще почти ничего не
было обязательного - и некоторые предпочитали есть одни. Но сегодня
вечером все, кто только мог, пришли сюда, ибо это был один из тех редких
случаев, когда перед ними был новичок, способный рассказать о событиях
там, наверху, в мире людей.
Ханн чувствовал себя неуютно в роли достопримечательности. Он,
казалось, по натуре своей был человеком застенчивым и не очень-то хотел
оказаться в центре внимания всех здесь собравшихся. И вот он сидел среди
узников, а люди, которые были на двадцать-тридцать лет старше его,
толпились возле него и засыпали вопросами. Было очевидно, что это собрание
не доставляет ему большого удовольствия.
Сидя в стороне, Барретт почти не принимал участия в беседе. Он
давным-давно утратил интерес к идеологическим переменам там, наверху. Ему
стоило немалых усилий вспоминать о том, что некогда его в высшей степени
волновали такие понятия, как синдикализм, диктатура пролетариата или
ежегодная гарантированная плата. Когда ему было шестнадцать лет, и Джек
Бернстейн тащил его на сборы ячейки, он был практически равнодушен к этим
вещам

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики