Главная arrow Романы arrow Лагерь Хауксбилль
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Лагерь Хауксбилль Печать
Оглавление
Лагерь Хауксбилль
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
.
- Чего это ты стоишь прямо под дождем? - спросил Нортон,
отряхнувшись.
- Чтобы промокнуть, - просто ответил Барретт, затем вошел в хижину и
устремил взор на Нортона. - Что новенького?
- Молот светится. Наша компания вскоре пополнится.
- С чего ты решил, что это будет живая посылка?
- Молот светится уже пятнадцать минут. Это означает, что
предпринимаются меры предосторожности с переправляемым грузом. Так что
вряд ли это какие-нибудь предметы.
Барретт кивнул.
- Ладно. Я пойду погляжу, что происходит. Если у нас появится
новичок, мы подселим его к Латимеру, как я полагаю.
Нортон издал нечто вроде скрежещущего смешка.
- А может быть, он материалист. Если так, Латимер доконает его своей
мистической болтовней. В этом случае нам придется поселить его вместе с
Альтманом.
- И тот его изнасилует в первые же полчаса.
- Сейчас это у Альтмана уже прошло, разве ты не слышал об этом? -
спросил Нортон. - Он пытается создать настоящую женщину.
- У нашего новичка может не оказаться лишних ребер для этого.
- Очень смешно, Джим, - но вид у Нортона был совсем не веселым.
Внезапно его небольшие глаза ярко загорелись. - Ты знаешь, кем мне
хочется, чтобы был этот новенький? - хрипло спросил он. - Консерватором,
вот кем. Черносотенным реакционером, прямо от Адама Смита. Боже, вот кого
я хочу чтобы к нам прислали эти ублюдки.
- Разве ты не удовлетворишься, Чарли, если это будет
соратник-коммунист?
- Здесь коммунистов полным-полно, - сказал Нортон. - Всех оттенков,
от бледно-розового до кроваво-красного. Я сыт ими по горло. Опять
бесконечные разглагольствования об относительных достоинствах Плеханова и
Че Геварры за ловлей трилобитов? Мне нужен кто-нибудь для настоящего
разговора, Джим. Кто-нибудь, с кем можно по-настоящему сразиться.
- Ладно, - промолвил Барретт, натягивая на себя подобие накидки от
дождя. - Постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы извлечь из Молота
достойного тебя оппонента. - Затем он произнес сердито: - Знаешь что,
Чарли? А может, там, наверху, произошла революция за то время, что мы не
имеем оттуда новостей? Может быть, у власти теперь левые, а правые вне
закона, и к нам начнут переправлять одних реакционеров? Что ты тогда на
это скажешь? Например, сотня штурмовиков для начала, а? У тебя будет
изобилие противников для экономических споров. И это место будет
наполняться ими по мере того, как будут катиться головы Верховного Фронта;
их будут посылать сюда все больше и больше, пока мы не окажемся в
меньшинстве, и тогда, возможно, новоприбывшие решат устроить путч и
освободиться от всех этих вонючих левых, засланных сюда прежним режимом,
и...
Барретт запнулся. Нортон в немом изумлении глядел на него, широко
раскрыв потухшие глаза, а его рука непроизвольно гладила редеющие волосы,
чтобы скрыть смущение и охватившую его боль.
Барретт понял, что он только что совершил одно из наиболее гнусных
преступлений, возможных в лагере "Хауксбилль", - он разразился словесным
поносом. Для этого небольшого словоизлияния не было никаких поводов и
самое неприятное - это то, что именно он позволил себе подобную роскошь.
Ему полагалось быть самым сильным из находившихся здесь, он должен
поддерживать устойчивость этой общины, быть человеком абсолютной
целостности и принципиальности, человеком, на трезвое мышление которого
могли положиться другие, почувствовавшие, что теряют над собой контроль. А
он... В его искалеченной ноге снова запульсировала боль - возможно, это и
явилось причиной срыва.
- Пошли, - твердым голосом произнес Барретт. - Может быть, новенький
уже здесь.
Они вышли наружу. Дождь утихал, грозовые тучи двигались к морю. К
востоку над пространством, которое когда-то назовут Атлантическим океаном,
небо все еще было окутано вихрящимися клубами серой слякоти, но к западу
серая мгла принимала тот оттенок обычной серости, который означал сухую
погоду. До того, как его заслали сюда, в прошлое, Барретт думал, что небо
здесь должно быть практически черным, потому что в столь отдаленном
прошлом гораздо меньше частичек пыли, отражающих свет и придающих небу
голубизну. Однако небо здесь оказалось тоскливого серо-бежевого цвета.
Такова судьба многих гипотез. Он, однако, никогда не изображал из себя
ученого.
Сквозь редеющий дождь двое шагали к главному строению лагеря. Нортон
легко приноровился к хромой походке Барретта, а тот яростно сжимал
костыль, изо всех сил стараясь не показать, что его увечье мешает ему идти
быстро. Дважды он едва не потерял равновесие и оба раза напрягал всю свою
силу воли, чтобы Нортон не заметил, что произошло.
Перед ними расстилался лагерь "Хауксбилль".
Лагерь располагался широкой дугой, напоминающей полумесяц, и занимал
площадь в двести гектаров. В самом центре его находилось главное здание -
обширный купол, где хранилась большая часть снаряжения и припасов узников

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики