Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Если наши отношения были прохладными, то виной тому - его
угрызения совести. Прошло несколько лет со времени моего последнего
посещения Саллы. Возможно, мои злоключения смягчат его сердце. Я написал
письмо Стиррону, официально прося разрешение жить в Салле. По законам моей
родины меня должны были принять и без официального согласия, так как я
оставался подданным Стиррона и обвинялся в преступлении, совершенном не на
территории Саллы. И все же я решил написать прошение. Обвинения,
предъявленные мне верховным судьей Маннерана, признался я, были
правильными, но я предложил на суд Стиррона краткое и (мне кажется),
красноречивое оправдание моего отхода от заповедей Завета. Я закончил
письмо выражениями непоколебимой любви к нему и несколькими воспоминаниями
о тех счастливых временах, которые мы прожили вместе, пока бремя септарха
не взвалилось на его плечи.
Я ожидал, что Стиррон в ответ пригласит меня посетить его в столице,
чтобы получить устное объяснение тем страшным поступкам, которые я
совершил в Маннеране. Воссоединение братьев было в порядке вещей в нашей
истории. Но вызов из Саллы-сити не приходил. Каждый раз, когда звонил
телефон, я бросался к нему, полагая, что это звонит Стиррон. Но он не
звонил. Прошло несколько унылых недель. Я охотился, плавал, читал, пытался
писать свой новый Завет Любви. Ноим старался держаться подальше от меня.
Единственный опыт слияния душ вверг его в такое глубокое смятение, что он
не мог смотреть мне в глаза, так как знал: я посвящен во все тайны его
подсознания. Знание друг о друге вбило клин в наши отношения. Наконец,
прибыл конверт с внушительной печатью септарха. В нем было письмо,
написанное Стирроном, но я бьюсь об заклад, что его составлял какой-то
твердокаменный министр, а не мой брат. В нескольких строчках, которых было
меньше, чем пальцев на руке, септарх сообщал, что моя просьба о
предоставлении убежища в Салле будет удовлетворена, но при условии, что я
избавлюсь от пороков, приобретенных на юге. Если меня уличат в
распространении дьявольского снадобья на территории Саллы, то тут же
арестуют и выдворят за ее пределы. Вот и все, что мой брат Стиррон
написал. Ни одной теплой строчке, ни одного доброго слова.




64



В середине лета к нам неожиданно приехала Халум. В этот день я далеко
ускакал, отыскивая вырвавшегося из загона самца-штурмшильда. Тщеславный
Ноим завел целый выводок этих злобных, покрытых густым мехом
млекопитающих, которые не водятся в Салле и плохо приживаются в этой
слишком теплой для них стране. Он держал их штук двадцать-тридцать - всюду
когти, клыки и сердитые желтые глаза. Ноим надеялся получить приносящее
прибыль стадо. Я преследовал сбежавшего самца, целое утро и полдня, с
каждым часом все больше ненавидя его, так как он оставлял после себя
изувеченные туши безвредных, мирно пасшихся животных. Эти штурмшильды
убивают только из жажды кровопролития, откусив всего лишь один-два куска,
оставляя остальное стервятникам. Наконец, я все же загнал этого хищника в
тенистое небольшое закрытое с трех сторон ущелье.
- Оглуши его и привези невредимым, - просил перед отъездом Ноим.
Однако, зверь бросился на меня с такой яростью, что мне пришлось сразить
его лучом максимальной мощности. Потом, только ради Ноима, я взял на себя
труд содрать со штурмшильда шкуру. Усталый и мрачный я галопом скакал
назад. А при въезде во двор неожиданно увидел необычную машину, а рядом с
ней... Халум!
- Ты знаешь, каково летом в Маннеране, - объясняла она потом. -
Сначала хотела отправиться на остров, но затем решила провести лето в
Салле, с Ноимом и Кинналлом.
Ей тогда было около тридцати. Наши женщины выходят замуж между
четырнадцатью и шестнадцатью годами, рожают детей до двадцати четырех лет
и к тридцати годам становятся женщинами средних лет. Но время, казалось,
совершенно не коснулось Халум. Не ведая семейных ссор и мук родов, не
истратив своей энергии на брачном ложе и не терзаясь у детских кроваток,
она сохранила юное лицо и гибкое, стройное девичье тело. Халум изменилась
только в одном: за последние несколько лет ее темные волосы стали
серебристыми. Однако такой цвет волос еще больше подчеркивал ее красоту,
выделяя густой загар девичьего лица.
Из Маннерана Халум привезла целую пачку писем: послания от герцога,
от Сегворда, от моих сыновей Ноима, Стиррона и Кинналла и дочерей Халум и
Лоимель, от архивариуса Михана и еще от нескольких человек. Все они были
написаны сконфуженным напряженным языком. Такие письма можно было писать
мертвецу, когда чувствуешь себя виноватым за то, что пережил его. И все же
было приятно читать эти довольно тягостные послания.
К сожалению, я не получил письма от Швейца. Халум сказала, что ничего
не слышала о нем с тех пор, как я уехал, и полагает, что он покинул нашу
планету

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики