Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Обнажать ее - грязное удовольствие.
- Не обнажать, а делиться ею!
- Что, так лучше звучит? - уголки рта Ноима изогнулись в скептической
улыбке. - Что ж, хорошо. Весьма грязное удовольствие делиться ею, Кинналл.
Даже несмотря на то, что мы побратимы. Когда мы расстались, у меня было
такое чувство, будто я весь изгажен. Пыль и грязь на душе. Ты хочешь,
чтобы это случилось с каждым? Чтобы каждый из нас испытывал чувство вины?
- Здесь не может быть такого чувства, Ноим, - вскричал я. - Отдаешь,
воспринимаешь. После этого чувствуешь себя лучше и чище!
- Грязнее!
- Человек становится более сильным, более участливым к другим.
Поговори с теми, кто испытал это, - предложил я.
- Конечно. Когда они будут потоком литься из Маннерана, эти
безземельные беглецы, тогда можно будет спросить у них о красоте и чудесах
самообнажения, извини меня, единения.
Я видел муку в его взгляде. Он все еще хотел любить меня, но
шумарское снадобье показало ему такое о себе и, возможно, обо мне, что
заставляло его ненавидеть человека, давшего ему это зелье. Ноим был одним
из тех, кому необходимы стены. Я не понял тогда этого. Что же я натворил,
превратив своего побратима в своего врага? Если бы могли еще раз
попробовать это снадобье, может быть, для него это стало ясным. Но нет,
надежды на это не было. Ноим напуган взглядом внутрь себя. Я превратил
своего богохульствующего побратима в ярого приверженца Завета. Теперь я
уже ничего не мог изменить.
После некоторого раздумья Ноим произнес:
- Нужно кое-что попросить у тебя, Кинналл.
- Все что угодно!
- Нехорошо чем-то ограничивать гостя. Но если ты привез с собой хоть
грамм этой гадости, если ты прячешь ее где-нибудь у себя - выбрось все,
что есть, понятно? Его не должно быть в этом доме! Тебе понятно, Кинналл?
Выбрось и можешь об этом мне не говорить!
Никогда прежде я не лгал своему побратиму. Никогда!
Ощущая, как усыпанная бриллиантами шкатулка обжигает мне грудь, я
произнес торжественно чеканя каждое слово:
- На этот счет тебе нечего бояться!




62



Несколько дней спустя известие о моем бегстве стало достоянием
жителей Маннерана и Саллы. Все газеты писали обо мне, как о человеке
огромного могущества, связанного узами кровного родства с септархами Саллы
и Глина, который тем не менее посмел нарушить Завет: занялся постыдным
самообнажением. Я не только нарушил моральные нормы, принятые в Маннеране,
но также нарушил законы этой провинции, принимая некое запрещенное
средство, которое разрушает возведенные богами барьеры между душами разных
людей. Злоупотребляя служебным положением, я организовал тайное плавание к
Южному материку (бедный капитан Криш!). Вернувшись с большим количеством
опасного наркотика, я будто бы дьявольскими уловками вынудил женщину,
бывшую у меня на содержании, его попробовать. Потом я начал распространять
зелье среди наиболее значительных представителей аристократии Маннерана,
чьи имена не раскрываются ввиду их чистосердечного раскаяния. Накануне
своего ареста я бежал в Саллу, и потому скатертью мне дорога! Если же я
попытаюсь вернуться в Маннеран, то буду непременно арестован. Тем временем
в Маннеран-Сити состоится заочный процесс, и в приговоре суда не
приходится сомневаться.
Поскольку государству был нанесен огромный вред в виде подрыва основы
общественной стабильности, с меня взыскивается штраф в размере всех моих
земель и собственности, исключая только часть, необходимую для поддержания
жизни ни в чем не повинных жены и детей. (Значит, Сегвор Хелалам все же
добился своего!) Чтобы мои высокородные дети не могли перевести семейный
капитал в Саллу, на все, чем я владел, наложен арест до Верховного Суда.
Все сделано по Закону. Пусть остерегаются все желающие стать
самообнажающимся чудовищем!




63



Я не скрывался: у меня теперь не было причин бояться ревности своего
царственного братца. Стиррон, мальчишкой возведенный на престол, раньше
мог бы решиться на мое физическое уничтожение, но сейчас, когда он стоял у
власти целых семнадцать лет! Нет, это невозможно. Стиррон уже давно
утвердился в Салле, сейчас он является неотъемлемой частью существования
каждого и всеми любим. А я чужеземец, меня едва помнят старики и совсем не
знают молодые. К тому же я говорю сейчас с маннеранским акцентом и в этой
провинции публично заклеймен позором самообнажения! Если бы я даже задумал
свергнуть Стиррона, где бы я нашел помощников?
По правде говоря, я очень хотел повидаться с братом. В тяжелые
времена всегда обращаются к товарищам былых дней. Ноим чуждался меня, а
Халум была по ту сторону Война. Сейчас у меня был только Стиррон. Я
никогда не обижался на то, что меня вынудили бежать из Саллы, поскольку
понимал: если бы мы обменялись первородством, я бы заставил его сделать то
же самое

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики