Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Волосы совершенно седые, однако лицо было
совсем без морщин; на нем сверкали огромные темные проницательные глаза,
остроту которых подчеркивали впалые щеки. У него было аскетическое лицо,
всегда казавшееся мне то святым, то чудовищным, а иногда одновременно и
тем и другим. Я сблизился с ним почти сразу же по прибытии в Маннеран,
много лет тому назад. Он тогда помогал Сегворду Хелаламу утвердиться в
своей должности. Кстати, герцог был шафером со стороны Лоимель на нашей
свадьбе. Каким-то образом он догадался, что я начал употреблять шумарский
порошок, И добился того, чтобы принять его вместе со мной. Это и произошло
четыре месяца назад, в самом конце зимы.
Оказавшись в доме, я обнаружил, что полным ходом шло возбужденное
совещание.
Присутствовало большинство значительных людей, которых я завлек в
свой круг самообнажающихся. Здесь было человек двенадцать. Архивариус
Михан прибыл вскоре после меня.
- Теперь мы все в сборе, - сказал герцог Смор. - Они могли бы
уничтожить нас одним ударом, но почему-то медлят. Кстати, как у нас
охрана?
- Никто не побеспокоит нас внезапно, - ответил герцог Шумарский,
обиженный предположением, что обычная полиция может ворваться в его дом.
Он перевел взгляд своих огромных необычных глаз на меня.
- Кинналл, это ваша последняя ночь в Маннеране. Здесь мы ничем не
можем вам помочь. Вам предстоит стать козлом отпущения.
- Кто же это так решил?
- Конечно же, не мы! - воскликнул герцог. Он разъяснил, что сегодня
днем в Маннеране была произведена попытка чего-то вроде дворцового
переворота. Исход до сих пор неизвестен, возможно, он удался. Бунт младших
чиновников против своих повелителей. Начало этому было положено тем, что я
сознался в употреблении шумарского зелья исповеднику Джидду. (Лица всех
присутствующих в зале помрачнели - невысказанный намек на то, какой я
глупец, что доверился церковнику. И сейчас я должен заплатить за свою
глупость.)
Я не был столь искушен в политике и в жизни, как эти люди!
Джидд, как оказалось, связался с заговорщиками среди недовольных
младших чиновников, жаждущих добраться до власти. Поскольку он был
исповедником самых могущественных людей Маннерана, то имел прекрасную
возможность помочь этим честолюбцам, выдав все тайны сильных мира сего.
Почему Джидд решился нарушить данную им клятву - неизвестно. Герцог
Шумарский предположил, что близкое знакомство породило у Джидда неприязнь.
После того как он выслушивал в течение многих лет грустные излияния своих
могущественных клиентов, исповедник возненавидел их. Доведенный до
отчаяния их признаниями, он нашел удовлетворение в содействии их
сокрушению. (Теперь я по-новому осознал, на что могла быть похожа душа
исповедника.) С этих пор Джидд, по подсчетам герцога, - уже несколько
месяцев, передавал полезные сведения жадным низшим чиновникам, которые ими
запугивали своих повелителей, иногда весьма успешно. Сознавшись в
употреблении наркотика, я сам стал уязвимым, и он продал меня
определенному кругу лиц Судебной Палаты, которые всегда хотели изгнать
меня.
- Но это абсурд! - вскричал я. - Единственное свидетельство против
меня охраняется святостью Церкви! Как мог Джидд жаловаться на меня,
основываясь только на том, в чем я сам ему сознался? Я сокрушу его
обвинением в нарушении договора!
- Есть еще одно свидетельство, - печально заметил маркиз Войн.
- Что?
- Джидд побудил ваших врагов, - продолжал маркиз, - провести
определенное расследование. В трущобах за Каменным Собором они нашли одну
женщину, которая призналась им, что вы один раз напоили ее странным
напитком, открывшим ее душу перед вами.
- Канальи!
- Они также сумели найти связь между некоторыми из нас и вами.
Сегодня утром перед нами предстали наши подчиненные, требуя передать им
ведение государственных дел, либо подвергнуться разоблачению. На нас не
подействовали эти угрозы, и шантажисты сейчас под арестом, но нечего даже
говорить, как много сообщников они имеют в высших сферах. Возможно, в
начале следующего месяца нас всех выбросят из своих мест и нашей властью
завладеют новые люди. Тем не менее я сомневаюсь в этом, ибо, насколько мы
можем определить, до сих пор единственно серьезным свидетельством является
признание этой суки, которое имеет в виду только вас, Кинналл. От
обвинения Джидда, конечно, можно отмахнуться, хотя оно может принести
определенный вред.
- Мы могли бы уничтожить протокол с ее признанием, - сказал я. - А
потом я заявлю, что никогда не знался с нею. Я...
- Слишком поздно, - покачал головой Главный Прокурор. - Ее показания
запротоколированы. Я получил копию от главного судьи. А ему все верят,
поэтому ваше дело безнадежно.
- Что же случится?
- Мы отвергнем все притязания шантажистов, - твердо произнес герцог
Шумарский, - и тем самым обречем их на нищету

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики