Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Увидел
также Ноим истинную глубину моих чувств к Халум. Сделав это открытие,
которое подтвердило его старые подозрения, он сразу же изменил мой образ,
причем не в лучшую сторону.
Я же показал Ноиму, каким я его всегда видел: быстрым, умным,
способным, показал ему также, каким он был на самом деле, и тот образ,
который он создал о себе в своем разуме. Взаимное изучение длилось
довольно долго. Я полагаю, этот процесс был чрезвычайно ценен для нас
обоих: только мы как побратимы могли дать объективную картину того, что
делалось в нашей душе. В этом у нас было огромное преимущество перед любой
парой ранее незнакомых людей, объединившихся с помощью шумарского
снадобья.
Возвратившись в реальность, я почувствовал себя взволнованным и
изнуренным, но тем не менее, облагороженным и изменившимся.
Другое дело Ноим. Он выглядел холодным и опустошенным. Он не мог
поднять на меня глаза. У него было такой безразличный вид, что я не стал
ни о чем спрашивать, а просто молча ждал, пока брат придет в себя. В конце
концов Ноим хрипло произнес:
- Это все?
- Да.
- Обещай одно, Кинналл. Согласен обещать?
- Что?
- Обещай, что никогда не будешь пытаться сделать это с Халум!
Обещаешь? Обещаешь, Кинналл? Обещай, что никогда, никогда не будешь
пытаться сделать это с Халум!




54



Через несколько дней после отъезда Ноима ощущение вины перед ним
погнало меня в Каменный Собор. Ожидая, когда Джидд сможет меня принять, я
бродил по залам и закоулкам этого сумрачного здания, останавливаясь возле
алтарей, почтительно кланяясь полуслепым толкователям Завета, спорящим во
внутреннем дворе, отмахиваясь от неизвестных исповедников, которые, узнав
меня, предлагали свою помощь. Все вокруг меня должно говорить о богах, но,
как ни старался, я так и не мог обнаружить никакого божественного духа.
Возможно, Швейц пришел к вере с помощью душ других людей, я же, уйдя в
самообнажение, потерял веру, и теперь мне все это было безразлично. Я
знал, что со временем, даря любовь и доверие, я вновь обрету веру. Поэтому
я чувствовал себя в Соборе простым туристом.
Вскоре Джидд прислал за мной. Я не исповедовался с того самого дня,
накануне которого Швейц впервые дал мне шумарское зелье. Священник,
маленький человек с кривыми ногами и крючковатым носом, упрекнул меня в
этом, отдавая мне в руки бланк договора. Я объяснил свое долгое отсутствие
занятостью в палате. Он покачал головой и издал какой-то неодобрительный
звук.
- У вас вот-вот начнет хлестать через край, - сказал Джидд, но я
ничего не ответил и стал на колени перед зеркалом, отражавшим худое,
незнакомое лицо. Он спросил, какого бога я предпочитаю сегодня, я ответил,
что бога невинности, - исповедник странно посмотрел на меня. Зажглись
священные огни. С помощью мягких слов он ввел меня в состояние полутранса,
облегчающее исповедь. Что я мог сказать? Что я пренебрег данным мною
обетом и запутался в попытках самообнажения со случайными людьми? Я сидел
молча. Джидд постарался вызвать меня на разговор. Он сделал такое, чего ни
когда не делал ни один исповедник: напомнил мне о предыдущей исповеди и
попросил еще раз рассказать о том лекарстве, в употреблении которого я
тогда сознался. Употреблял ли я его еще? Я прижался лицом к зеркалу,
затуманив стекло своим дыханием. Да, да. Я жалкий грешник, который так и
не смог одолеть свою слабость. Тогда Джидд спросил у меня, как я раздобыл
это средство, и я рассказал, что в первый раз я попробовал его в обществе
человека, который приобрел его у побывавшего на материке Шумара. Священник
поинтересовался, как зовут моего сообщника. Это был неуклюжий ход - я
сразу насторожился. Мне показалось, что заданный вопрос имеет для Джидда
гораздо большее значение, чем требуется для исповеди. К тому же в то время
он не имел никакого отношения к моему душевному состоянию. Поэтому я
отказался назвать имя. Тогда исповедник немного грубовато спросил у меня,
не боюсь ли я, что он нарушит тайну обряда.
Боялся ли я этого? В редких случаях я утаивал что-либо от
исповедников из чувства стыда, но никогда из страха перед предательством.
Я был наивен и всецело верил в этику церкви. Только теперь, когда Джидд
неожиданно вызвал во мне подозрительность, я задал себе вопросы: "А можно
ли доверять Джидду и всему его племени? Почему он так хочет узнать меня?
За какими сведениями он охотится? Что будет, если я открою свой источник
снадобья". Я ответил строго:
- Испрашивается прощение только для того, чтобы не обидеть
неизвестного исповеднику человека. Как же можно назвать имя сообщника,
который надоумил на это? Пусть он сам и рассказывает на исповеди!
Но конечно же, Швейц никогда не пойдет в церковь. Таким образом, я
выиграл эту словесную дуэль с Джиддом. Однако теперь я осознал
бесполезность исповеди

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики