Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Сейчас мы стали более
доверчивыми.
- Но не слишком, - захохотал Швейц.
- Да, не слишком! - согласился я.
- А разве это не мучает вас? Каждый человек наглухо закупорен в самом
себе! И вам никогда не приходило в голову, что люди могут быть гораздо
более счастливыми, ведя другой образ жизни?
- Мы придерживаемся Завета.
- С легкостью? Или это требует каких-то усилий?
- С легкостью, - ответил я без запинки. - Наши муки не так уж велики,
если принять во внимание, что у нас есть названые братья и сестры, с
которыми мы общаемся откровенно, не прибегая к безличности. То же можно
сказать и о наших исповедниках.
- Зато вы не имеете права жаловаться другим, не можете снять бремя с
опечаленной души, вам нельзя просить совета, запрещено открыто изъявлять
свои желания и нужды, вы вынуждены говорить только об отвлеченных
предметах, - Швейц пожал плечами. - Извините, ваша милость, но приходится
признавать, что все это очень трудно. Всегда, всю жизнь хотеть любви и
тепла, соучастия, откровенности и наткнуться на строгое запрещение всего,
что хотелось бы ценить особенно высоко...
- Вы были бы намного счастливее, - попытался иронизировать я, - найдя
здесь теплоту, любовь и человеческое общение?
Швейц снова пожал плечами:
- Это всегда нелегко найти.
- Нам не грозит одиночество, так как у нас есть названые
родственники. Если есть Халум и Ноим, всегда готовые дать утешение, зачем
нужны чужие люди?
- А если их нет рядом? Если приходится странствовать где-то далеко,
ну скажем, в снегах Глина?
- Это приносит страдания. Зато и характер закаляется. Но это
исключительное положение. Швейц, наша система, возможно, и принуждает нас
к изоляции, зато она гарантирует нам любовь.
- Но не любовь мужа к жене, отца к ребенку.
- Наверное, нет...
- И даже любовь между побратимами ограничена. Вот вы сами
признавались, что чувствуете влечение к своей названой сестре Халум,
которое нельзя...
Этого я не мог позволить ему.
- Говорите о чем-нибудь другом, землянин! - обрезал я его. Щеки мои
покраснели, меня бросило в жар.
Швейц поклонился и сдержанно улыбнулся:
- Извините, ваша милость. Разговор зашел слишком далеко, я потерял
контроль над собой, но, поверьте, вовсе не хотел сделать вам больно.
- Очень хорошо.
- Тема стала слишком личной.
- Знаю, что вы не хотели зла, - кивнул я, чувствуя себя виноватым за
эту вспышку. Он уколол меня в самое уязвимое место, и то, что я так
отреагировал, подтверждало его правоту. Я налил еще вина. Некоторое время
мы молча пили. Затем Швейц заговорил:
- Можно пригласить вас, ваша милость, принять участие в одном опыте,
который может оказаться очень интересным и ценным для вас?
- Продолжайте, - нахмурился я, чувствуя себя неловко.
- Вам известно, - начал землянин, - что давно чувствую неудобства от
своего одиночества во всей Вселенной и безуспешно пытаюсь найти свое место
в ней? Для вас средством познать самого себя служит вера, но ваш
собеседник не смог приобщиться к такой вере из-за его несчастливого
пристрастия к полнейшему рационализму. Не удается достичь этого высшего
ощущения сопричастности с помощью только слов, молитвы, обряда. Для вас
это возможно, и приходится завидовать вам. Создается ощущение, что меня
(о, извините) загнали в западню, изолировали, закупорили в черепе, обрекли
на духовное одиночество - человек отдельно от всех, человек сам по себе. И
такое состояние безбожия трудно назвать приносящим радость. Вы на Борсене
можете вытерпеть такую изоляцию, на которую сами себя обрекли, поскольку
находите утешение в своей религии. У вас есть исповедники и какое-то
мистическое слияние с богами, которое вам дает ваша исповедь. Но у того,
кто сейчас говорит с вами, нет подобной отдушины.
- Мы все это обсуждали много раз, - удивился я. - Но вы говорили
сейчас о каком-то эксперименте?
- Будьте терпеливы, ваша милость. Нужно все объяснить подробно, шаг
за шагом.
Швейц одарил меня одной из своих самых обаятельных улыбок. Он начал
энергично размахивать руками, как бы производя какие-то мистические
заклинания.
- Возможно, вашей милости известно, что существуют определенные
вещества - лекарства, да, назовем их лекарствами, которые позволяют
открыть для себя бесконечность или, по крайней мере, дают иллюзию такого
откровения...
В общем, есть такое лекарство, с помощью которого на короткое время
можно заглянуть в таинственные сферы неосязаемого, непостижимого. Так? Они
известны в течение тысячи лет человеческой истории. Их применяли еще при
отправлении древних религиозных обрядов. Некоторые люди пытались заменить
ими религию, использовали их как мирские средства для отыскания веры,
дверей в бесконечное, особенно в тех случаях, когда для этого не было
других путей.
- Но такие средства запрещены на материке Велада!
- Конечно, конечно! Для вас они служат средством обойти ритуалы
официальной религии

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики