Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
...
Швейц на некоторое время умолк, лицо его горело и было покрыто потом.
- Так что, вы понимаете, ваша милость, что у вас здесь есть нечто
драгоценное, эта способность ощущать себя частицей более могучей силы.
Хотелось бы этому научиться у вас. Разумеется, весь вопрос состоит в
воспитании. Борсен до сих пор признает богов. Земля давно отринула
бесплодную догматику. Цивилизация еще молода на этой планете. Для того
чтобы религия изжила себя, нужны тысячелетия.
- Кроме того, - вмешался я, - эту планету заселили люди, обладавшие
сильными религиозными убеждениями. Они поставили своей целью сохранить их
и предприняли огромные усилия, для того, чтобы донести их до своих
потомков.
- И это тоже. Ваш Завет! Когда он был создан... полторы тысячи, две
тысячи лет назад? Он мог бы давно обратиться в прах, но выстоял! Он
сильнее, чем когда-либо. Ваша благочестивость, ваше смирение, ваша
самодисциплина...
- Тем, кто не способен был воспринять идеалы первых поселенцев, -
подчеркнул я, - не разрешалось оставаться среди них. И это оказало сильное
воздействие на культуру, воспитание и нравственность будущих поколений.
Только таким путем бунтарство и атеизм могут быть изжиты из целой расы.
Согласные остаются, несогласные уходят.
- Вы говорите об изгнанниках, которые переселились на материк Шумар,
ваша милость?
- Значит вам известна наша история?
- Естественно. История любой планеты, на которой приходится бывать,
представляет огромный интерес. А вы там когда-нибудь были, ваша милость?
- Немногие из нас посещают этот материк, - неохотно вымолвил я.
- Но хотя бы изредка мечтали его посетить?
- Никогда.
- Есть такие, которые туда отправляются, - сказал Швейц и как-то
странно улыбнулся мне. Я намеревался расспросить его об этом, но в это
мгновение вошел секретарь с кипой бумаг, и Швейц начал прощаться.
- Не хочется отбирать драгоценное время у столь уважаемого человека,
- начал вежливо кланяться он. - Возможно, в какой-нибудь другой раз можно
будет продолжить этот разговор?
- Хотелось бы надеяться на это, - сказал я ему.




29



Когда Швейц ушел, я еще долго сидел за своим столом, откинувшись и
закрыв глаза, и повторял про себя сказанное во время нашей беседы. Как
легко ему удалось проникнуть сквозь мои защитные барьеры! Как быстро мы
начали говорить о самом сокровенном!
Правда, он - инопланетянин, и, общаясь с ним, я не был столь строго
связан нашими обычаями. И все же мы сблизились с опасной скоростью. Еще
минут десять - и я бы открылся перед ним так, как будто он был моим
побратимом. Я был поражен и напуган своим забвением благопристойности и
той легкостью, с какой он коварно принудил меня к откровенности.
Но разве он один в этом виноват?
Я послал за ним, я первый стал задавать скользкие вопросы. Я задал
тон нашей беседы. Он почувствовал какую-то мою шаткость, ухватился за нее,
быстро изменил ход разговора, и уже не я стал расспрашивать его, а он -
меня! И я всецело смирился с этим. Опасливо, но все же с готовностью я
открылся перед ним. Меня влекло к нему, а его - ко мне. Швейц -
искуситель! Швейц - человек, умело воспользовавшийся моей слабостью,
скрываемой так долго, скрываемой даже от самого себя! Каким образом
удалось ему понять, что я готов открыться?
Его быстрая эмоциональная речь, казалось, все еще отдавалась эхом в
комнате. Вопросы, вопросы, вопросы. А затем - откровения! "Вы - человек
верующий?.. Вы верите в богов в буквальном смысле?.. Если бы я только мог
обрести веру!.. Как я завидую вам!.. Но пороки вашего общества!..
Отрицание своего "я"... Вы бы позволили подобные вольности с жителем
Маннерана?.. Скажите мне, ваша милость... Откройтесь мне... Я здесь так
долго был одинок..."
Между нами зародилась какая-то странная дружба. Я пригласил Швейца к
обеду. Мы ели и разговаривали, щедро лилось голубое вино, изготовленное в
Салле, и золотистое из погребов Маннерана, и когда оно разогрело нас, мы
снова заговорили о религии, о неверии Швейца и о моей убежденности в том,
что боги существуют. Халум вышла к нам. Заметив способность Швейца
развязывать мой язык, она позже сказала:
- Ты тогда казался таким пьяным, каким никогда раньше не был,
Кинналл. Твои глаза горели огнем. А ведь вы выпили всего лишь три бутылки
вина. Должно быть, что-то другое разгорячило тебя и заставило так вольно
говорить.
Я тогда рассмеялся и сказал, что на меня находит безрассудство, когда
я остаюсь наедине с землянином, и что мне довольно трудно придерживаться
обычаев, разговаривая с ним.
Во время нашей следующей встречи, в таверне близ здания Судебной
Палаты, Швейц сказал:
- Вы любите свою названую сестру?
- Разумеется, каждый любит свою названую сестру.
- Здесь имелось в виду "любите" в совершенно определенном смысле, -
заявил он, понимающе усмехнувшись

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики