Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
.
Я часто удивлялся, и до сих пор удивляюсь, почему Лоимель
благосклонно отнеслась ко мне. Она только что отвергла одного из принцев
своей страны, так как он был беден. Я же, хоть и являюсь братом септарха,
но нахожусь сейчас в изгнании и к тому же почти нищ! Почему же она
предпочла меня? Из-за обходительного ухаживания? Но этого я при всем
желании не мог сделать. Я еще молод, а потому неловок и скован. В надежде
на то, что я стану богат и добьюсь большой власти? Но ставка на это пока
весьма необоснованна. Из-за моей внешности? Безусловно, мне не приходится
стыдиться своей внешности, но Лоимель не так глупа, чтобы пойти за меня
только из-за широких плеч и могучих мускулов. Кроме того, даже во время
самой первой встречи с нею я не проявил себя искусным любовником, да и
потом вряд ли доставлял ей особое наслаждение. В конце концов, я пришел к
заключению, что были две причины, из-за которых Лоимель взяла меня в
мужья. Во-первых, она была одинока, а потому обеспокоена тем, что
отвергнутый жених продолжит домогательства ее руки. В супружестве она
видела тихую гавань, возможность обрести покой. К тому же я силен, красив
и в жилах моих течет кровь монархов. А во-вторых, Лоимель, завидуя Халум
во всем, поняла, что выйдя за меня замуж, она приобретет то единственное,
чем Халум никогда не будет обладать.
Причина же, по которой я просил руки Лоимель, была очень простой и
недвусмысленной. На самом деле я любил Халум. Лоимель же имела облик моей
любимой. Халум была запретна для меня, и поэтому я взял ту, которая так на
нее похожа. Глядя на Лоимель, я волен был думать, что вижу Халум. Обнимая
Лоимель, я мог внушить себе, что обнимаю Халум. Когда я предложил этой
женщине себя в качестве мужа, то не испытывал любви к ней и имел причины
думать, что и она, может быть, не чувствует особо расположения ко мне.
Кроме того, я не без оснований предполагал думать, что и впоследствии не
смогу полюбить ее. И все же меня влекло к Лоимель, как к наиболее близкому
заменителю объекта моих истинных вожделений.
Браки, заключенные на основе таких побуждений, редко бывают удачными.
Нашей любви так и не суждено было расцвести. Мы начали, как чужие, и чем
дольше делили наше ложе, тем больше отдалялись друг от друга. По правде
говоря, я женился не на той женщине, которую знал и видел перед собой, а
на той, которую воображал себе. Но в реальном мире моей женой была
Лоимель, и это вынуждало нас жить вместе.




27



Тем временем я изо всех сил трудился в своем кабинете над тем, что
поручал мне судья. Каждый день огромная стопа докладов и сообщений
ложилась на мой стол, и ежедневно я пытался решать, что должно дойти до
Сегворда, а чем ему можно пренебречь. Поначалу, естественно, у меня не
было достаточно опыта, чтобы выносить правильные суждения. Верховный судья
мне помогал, хотя, правда, оказывали мне помощь и некоторые старшие
чиновники, прекрасно понимающие, что они гораздо больше приобретут, служа
мне, чем пытаясь мешать моему неизбежному росту по службе. Я с большим
усердием отдавался своему новому поприщу и уже к середине лета действовал
столь уверенно, как будто провел на этой работе лет двадцать.
Большинство материалов, предлагаемых на рассмотрение верховному
судье, было сплошной чепухой. Я быстро научился определять такого рода
бумаги. Часто достаточно было лишь взглянуть на первую страницу. О многом
мне говорил стиль сообщений. Человек, который не умеет ясно изложить свои
мысли, едва ли способен предложить что-либо, достойное для рассмотрения.
Стиль - это человек! Если изложение тяжеловесное и сбивчивое, то таков же
и образ мыслей автора, а в этом случае чего стоят его суждения о
деятельности портовой Судебной Палаты. Банальный ум порождает банальные
рассуждения. Мне и самому приходилось писать немало бумаг, обобщая и давая
в сжатом виде сообщения, имевшие определенную ценность. Все, чему я
научился в области литературного письма, заложено в годы службы у
верховного судьи. Мой стиль, естественно, отражает мои человеческие
качества, а я всегда хотел быть искренним, непредвзятым, старался сообщить
даже больше, чем другим хотелось на самом деле узнать. Следы этих качеств
я нахожу в собственной прозе. У нее немало недостатков, но написанное мной
мне нравится, ибо, хотя и у меня самого немало недостатков, я тем не менее
собой вполне доволен.
Очень скоро я осознал, что наиболее могущественный человек в
Маннеране по сути является марионеткой, которым управляю я. Я решал,
какими делами следует заниматься верховному судье. Я выбирал, с какими
прошениями он должен ознакомиться. Я давал ему краткие объяснения, на
которых основывались его решения. Сегворд совсем не случайно позволил мне
заполучить такую власть. Кому-то ведь все равно необходимо исполнять
скрытые от постороннего глаза обязанности, которые теперь возложены на
меня

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики