Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Я убеждал себя, что это - Халум, но
тут же ужаснулся своим фантазиям: ведь это запрещено. Меня даже бросало в
жар от мысли осквернить плоть своей названой сестры... Но разум тут же
убеждал меня, что я имею дело с девушкой по имени Лоимель.
В тот вечер моя названая сестра наконец-то вернулась с острова в
заливе Шумар и заплакала от счастья, увидев меня живым и к тому же в
Маннеране. Когда она стояла рядом с Лоимель, я снова поражался их
удивительному сходству, хотя талия Халум была стройнее, а вырез на платье
Лоимель более глубок. И все же казалось, что эти тела вылеплены по одной и
той же модели. Однако поразительно различались их глаза, являющиеся, по
словам поэтов, светильниками, излучающими внутренний свет души. Излучение,
которое исходило от Халум, было нежным, ровным и мягким, как первые лучи
солнца, пробившиеся сквозь утренний туман. От глаз Лоимель веяло холодом,
своей неприветливостью они напоминали угрюмый зимний полдень. Переводя
взор с одной девушки на другую, я быстро сформулировал интуитивное
заключение: Халум - чистая любовь, а Лоимель - откровенное "я". Но я,
придя в ужас, тотчас отказался от этого приговора. Я ведь еще не знал
Лоимель! Пока я знал только то, что она открытая и уступчивая. И я не имел
права ставить ей это в вину.
Два года нисколько не состарили Халум. Они, напротив, навели на ее
блеск красоту, и теперь ее очарование стало еще более ощутимым. Она сильно
загорела и в своей короткой тунике казалась бронзовой статуей. Черты ее
лица стали более угловатыми, что придало ей пикантность и почти что
мальчишеский облик. Двигалась она плавно и грациозно. Дом был полон
незнакомых мне людей, пришедших поздравить ее с возвращением домой. Обняв
меня, она ушла, и я остался с Лоимель. Но к концу вечера я заявил о своих
правах названого брата и отвел Халум в свою комнату со словами:
- Нам нужно выговориться, за эти прошедшие два года много воды
утекло.
Мысли хаотически теснились в голове: как рассказать ей в немногих
словах обо всем, что случилось со мной, как узнать, что делала она эти
года? Я был не в состоянии упорядочить свои мысли. Мы сидели, глядя друг
на друга, на почтительном расстоянии, на том же самом диване, на котором я
всего лишь несколько часов тому назад испытал близость с ее сестрой,
притворяясь перед самим собой, что это Халум. Мы обменялись натянутыми
фразами.
- С чего же начать? - сказал я, и в то же самое мгновение она
произнесла эти же слова. А затем я услыхал свой собственный голос, который
спросил безо всякого предисловия: считает ли Халум возможным, что Лоимель
примет меня в качестве своего мужа?




26



Сегворд Хелалам поженил нас в Каменном Соборе в самый разгар лета,
после нескольких месяцев подготовительных ритуалов и очищений. Мы
соблюдали предписанные обычаем обряды, так как на этом настоял отец
Лоимель, человек очень набожный. Ради него нам пришлось испытать целый ряд
суровых исповедей. День за днем, стоя на коленях, я изливал душу некоему
Джидду, наиболее знаменитому и самому дорогостоящему исповеднику в
Маннеране.
После этого я и Лоимель отправились в паломничество в девять святилищ
Маннерана. Там я тратил свое скудное жалованье на свечи и ладан. Мы даже
свершили древнюю, редко практиковавшуюся ныне церемонию, известную под
названием Смотрины, то есть я и она как-то на заре отправились на
уединенный пляж в сопровождении Халум и Сегворда и, укрывшись от их глаз
за особым пологом, предстали друг перед другом нагими, чтобы потом никто
из нас не мог сказать, что вступая в брак один из будущих супругов скрыл
какой-то дефект.
Обряд бракосочетания был грандиозным событием. В нем участвовали
певцы и музыканты. Мой побратим, вызванный из Саллы, выступал в роли
поручителя и на правах шафера соединил нас кольцами. Старший септарх
Маннерана, высохший старик, посетил нашу свадьбу - этой чести
удостаивались лишь верхушка местной аристократии. Мы получили поистине
бесценные подарки. Среди них была золотая чаша с инкрустацией необычайно
драгоценными камнями, изготовленная на какой-то иной планете. Ее прислал
мой брат Стиррон вместе с сердечным посланием, выражавшим сожаление в том,
что государственные дела требуют, чтобы он оставался в Салле. Поскольку я
пренебрег его свадьбой, неудивительно, что он пренебрег моей. Но что меня
поразило, так это дружественный тон его письма. Не ссылаясь на
обстоятельства моего исчезновения из Саллы, но вознося благодарение небу
за то, что слух о моей смерти оказался ошибочным, Стиррон передавал мне
свое благословение и просил вместе с женой приехать в его столицу с
визитом. По-видимому, он узнал, что я намерен постоянно жить в Маннеране и
поэтому уже не буду его соперником. И следовательно, теперь он может снова
питать ко мне теплые, братские чувства

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики