Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Скорее, Трайш должен был стать местом паломничества, поскольку
именно там находятся первые поселения наших предков и учрежден Завет.
Действительно, имеется несколько мест поклонения в Трайше, и жители
Запада, слишком бедные, чтобы совершить паломничество в Маннеран, посещают
их. Однако Маннеран учредил себя в качестве святая святых, причем в этом
ему помогли внутренняя убежденность и энергичная реклама. В этом
заключается определенная доля иронии, поскольку маннеранцы обращаются с
Заветом с гораздо большей вольностью, чем жители остальных тринадцати
провинций. Жизнь в тропическом климате определенно размягчила их сердца, и
они открывают свои души друг другу в такой степени, что это могло бы
служить поводом для остракизма в Глине или Салле. И все же у них есть
Каменный Собор, где случаются, как указано в достоверных источниках,
чудеса и где, как предполагают, боги выступали во плоти всего семьсот лет
назад. Каждый надеется, что в День Поименования его ребенок получит свое
взрослое имя именно в Каменном Соборе. Со всего континента люди стекаются
для участия в этом празднике к огромной выгоде хозяев гостиниц. Должен вам
заметить, что я сам получил свое взрослое имя в Каменном Соборе.




21



Когда мы прибыли в Маннеран и портовые грузчики принялись разгружать
корабль, я получил расчет, покинул корабль и отправился в город. В конце
причала я остановился, чтобы получить пропуск из порта у маннеранских
чиновников.
- Сколько времени вы проведете в городе? - вежливо поинтересовались у
меня, и я также вежливо ответил, что намерен пробыть в городе только три
дня, хотя моим истинным намерением было устроиться здесь на всю оставшуюся
жизнь.
До этого я дважды бывал здесь: первый раз в раннем отрочестве, когда
меня связали узами побратимства с Халум, второй раз в семилетнем возрасте
в День Поименования. В памяти немного осталось от тех посещений.
Запомнились бледно-розовый, зеленоватый и голубой цвет зданий, бурная
вечнозеленая растительность, темный торжественный интерьер Собора. И
теперь, по мере того как я удалялся от берега, воспоминания обрушивались
на меня и яркие картины детства снова стали проходить перед моим
затуманенным взором. В отличие от северных городов Маннеран выстроен не из
камня, а из особого искусственного гипса, который затем раскрашивают
пастельными красками. В результате каждая стена как бы присоединяет свой
голос к общему радостному праздничному хору, воспевающему изысканность
архитектуры. День был солнечным, яркие солнечные зайчики весело играли на
стенах и в окнах домов. От света слепило глаза, и мне пришлось
прищуриться.
Маннеранские архитекторы придают большое значение декоративным
украшениям зданий: балюстрадам, служащим для ограждения балконов, с
причудливым орнаментом, ярким лепным карнизам, витиеватым ажурным решеткам
на окнах. Глазу северянина сначала это кажется безвкусным нагромождением
кричащей пустой роскоши, однако постепенно город предстает перед ним во
всей своей элегантности, изяществе и соразмерности. Кроме того, повсюду
много растительности: деревья стоят рядами на каждой стороне улицы,
вьющиеся растения, выращиваемые в ящиках, свисают с подоконников, вдоль
тротуаров разбиты цветочные клубы, дворы полностью скрыты высокими
кустарниками и кронами экзотических деревьев. Все это вместе представляет
собой сочетание буйства растительности джунглей и строгой продуманности
городской планировки. Маннеран во многих отношениях замечательный город!
Однако невыносимая жара совершенно измучила меня. Душный зной
обволакивал улицы. Воздух был влажным и тяжелым. Я чувствовал жару почти
на уровне осязания. Она хватала и душила. Казалось, сожми воздух в кулак и
из него потечет влага. Это был удушливый, насыщенный испарениями зной. Я
промок насквозь. На мне была грубая, тяжелая, серая матросская роба, из
тех что обычно носили зимой на борту торговых судов, плывущих из Глина. А
в Маннеране стояло душное весеннее утро. Три десятка шагов в этой пышущей
жаром атмосфере - и я был готов сорвать с себя одежду и идти дальше
обнаженным.
Телефонная справочная дала мне адрес Сегворда Хелалама, отца моей
названой сестры. Я нанял такси и поехал по этому адресу. Хелалам жил в
прохладном тенистом пригороде, где среди огромных домов сверкали озера.
Высокая кирпичная стена защищала его дом от любопытных взглядов прохожих.
Я позвонил у ворот и стал ждать. Такси не уезжало, как будто водитель был
уверен в том, что меня немедленно отсюда прогонят. Голос, скорее всего,
какого-нибудь дворецкого поинтересовался, кто я, и я ответил:
- Кинналл Дариваль из Саллы, побратим дочери верховного судьи
Хелалама, желает встретиться с отцом его названой сестры.
- Лорд Кинналл умер, - равнодушно сообщили мне, - а вы - обманщик

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики