Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. От боли и унижения великан стал бить ладонью по
полу. Вероятно, сейчас во дворце моего брата Стиррона дипломатические
встречи проводятся более искусно.
Септарх умер, когда мне было двенадцать лет, и именно в этом возрасте
у меня проявились первые признаки мужского естества. Я был рядом с
повелителем, когда смерть забрала его. Чтобы переждать дождливый период,
отец каждый год уезжал охотиться в Выжженные Низины, в ту самую местность,
где я ныне затаился в ожидании своей участи. Я никогда не отправлялся
вместе с ним, но на этот раз мне было разрешено сопровождать отряд
охотников, так как теперь я стал молодым принцем и должен был обучаться
искусству своего класса. Стиррон, как будущий септарх, должен был
овладевать другими знаниями. Он остался в качестве регента на время
отсутствия отца в столице.
Экспедиция, состоящая приблизительно из двадцати наземных экипажей
катилась на запад. Угрюмые грозовые облака низко нависали над ровной,
сырой, насквозь продуваемой ветрами местностью. В тот год дожди были
особенно жестокими. Они, как ножом, срезали тонкий верхний слой
драгоценной плодородной почвы, оставляя за собой обнаженные скалы, похожие
на обглоданные кости. Повсюду фермеры ремонтировали заграждения и дамбы,
но все было бесполезно. Я видел, как непомерно вздувшиеся реки стали
желто-коричневыми от смытой водой земли - утраченного благосостояния
Саллы. Хотелось плакать при мысли, что такие сокровища уносятся в море.
Когда мы оказались в западной части Саллы, узкая дорога стала подыматься
по склонам холмов гряды Хаштор, и вскоре мы были уже в более сухой и
прохладной местности, где с небес падал снег, а не дождь, и где не
деревья, а просто палки торчали из ослепительной снежной белизны. Мы
продолжали подъем по дороге на Конгорой.
Местные жители пением гимнов встречали проезжающего мимо септарха.
Гряда постепенно переросла в могучий хребет, и перед нами высились
обнаженные вершины, подобно пурпурным зубам вспарывающие серое небо. В
своих герметичных кабинах мы ежились от холода, хотя красота этой дикой
местности заставляла забывать о дорожных неудобствах. С этой высоты можно
было обозревать, как на карте, всю провинцию Салла, белизну западных
округов, темный хаос густо заселенного восточного побережья - все,
уменьшенное во много раз, и поэтому какое-то нереальное. Я никогда еще не
был так далеко от дома. И хотя мы были уже на весьма значительной высоте,
внутренние пики горной системы Хаштор все еще лежали впереди нас и
казались непрерывной стеной из камня, которая пересекала весь материк с
севера на юг. И где-то далеко вверху сияли снежные вершины. Неужели нам
придется взбираться на них, чтобы пересечь хребет, или существует какой-то
проход? Я слыхал о Вратах Саллы, и мы как раз и направлялись к ним, однако
мне частенько эти ворота казались просто мифом.
А мы все поднимались и поднимались, пока не стали задыхаться
генераторы наших краулеров на морозном воздухе. Чтобы размораживать
энергоустановки, мы были вынуждены часто останавливаться. Наши головы
кружились от недостатка кислорода. Каждую ночь мы отдыхали в одном из
лагерей, которые специально содержались для путешествующих септархов, но
удобства в них были отнюдь не царскими. В одном из них, где весь
обслуживающий персонал погиб за несколько недель до этого, погребенный
лавиной, нам пришлось копать проход в обледеневших сугробах, чтобы войти
внутрь. Все в отряде были людьми знатными и все должны были орудовать
лопатами, кроме разве что септарха, для которого физический труд был
смертным грехом. Я был одним из самых высоких и сильных и копал гораздо
энергичнее, чем другие. Но поскольку я был молод и горяч, то, недооценив
свои силы, вскоре рухнул поверх своей лопаты и полумертвый лежал на снегу
целый час, пока меня не заметили. Когда меня привели в чувство, подошел
отец и подарил мне одну из столь редких своих улыбок. Тогда я воспринял
это, как проявление глубокой привязанности, благодаря чему очень быстро
оправился. Однако впоследствии я пришел к выводу, что это, скорее, был
знак презрения с его стороны.
Но тогда его улыбка придала мне силы завершить это дьявольское
восхождение. Меня больше уже не беспокоила мысль, сможем ли мы это
сделать. Я знал, что сможем. По ту сторону гор я и мой отец будем
охотиться на птицерогов в Выжженных Низинах, оберегая друг друга от
опасности и сознавая нашу близость, которой прежде никогда не было за всю
прожитую мною жизнь. Я говорил об этом в один из вечеров своему названому
брату Ноиму Кондориту. Он ехал в моем краулере и был единственным во всей
Вселенной, кому я мог говорить о таких вещах.
- Можно надеяться, что я попаду в охотничью группу септарха, - сказал
я. - Есть причины думать, что меня пригласят. Таким образом удастся
сократить расстояние между отцом и сыном

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики