Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
. Позже я обнаружил, что даже наши обычные вежливые
неопределенно-личные высказывания кажутся северянину проявлением
неслыханного тщеславия. Я не должен был говорить: "Нужна комната...".
Требовалось спросить: "Есть ли здесь свободная комната?". В ресторане не
следовало говорить: "Пообедать можно тем-то и тем-то", а нужно было
сказать: "Вот блюда, которые выбраны". И так далее и тому подобное.
Короче, во избежание категоричности высказывания в речи использовался
только затруднительный для говорящего страдательный залог, чтобы избежать
греха, заключающегося в публичном объявлении факта своего собственного
существования.
Из-за моего неведения хозяин отвел мне самую плохую комнату и заломил
за нее вдвое больше обычного тарифа. По моей манере говорить он опознал во
мне уроженца Саллы. Зачем же ему быть со мной любезным? Но, подписывая
контракт, я вынужден был показать хозяину свой паспорт. Когда он увидел,
что его гостем является принц, то едва не задохнулся от изумления. Он
настолько смягчился, что спросил: не угодно ли, чтобы в комнату прислали
вино, а может быть, и веселую девушку?
Я согласился выпить вина, но отказался от девушки, потому что был еще
очень молод и чересчур боялся тех болезней, которые могли таиться в
чужеземной плоти. В тот вечер я одиноко сидел в своей комнате, наблюдая,
как падает снег за окном, и ощущая себя, как никогда прежде, изолированным
от всех людей.
Как никогда прежде...




15



Прошло больше недели, и я, наконец, решился созвониться с родней моей
матери. Каждый день, туго завернувшись в плащ от ветра, я часами бродил по
городу, удивляясь уродству как людей, так и зданий. Я нашел посольство
Саллы и, стараясь оставаться незамеченным, подолгу стоял возле него, не
желая, однако, заходить внутрь. Это угрюмое приземистое здание как бы
незримо связывало меня с родной землей. Я покупал груды дешевых книг и
читал их до глубокой ночи, чтобы получше разузнать о жизни в избранной
мной провинции. Здесь была и история Глина, и путеводитель по Глейну, и
эпические произведения, посвященные основанию первых поселений к северу от
Хаша... и многое другое. Я растворял свое одиночество в вине - но не в том
напитке, которое производили в Глине и называли здесь вином. Разве
виноградная лоза могла произрастать в такой стуже? Я пил доброе золотистое
сладкое вино Маннерана, которое ввозилось сюда в огромных бочках.
Спал я плохо. В одну из ночей мне приснилось, что Стиррон умер и меня
разыскивают. Несколько раз в своих снах я видел, как птицерог убивает
отца. Это сновидение до сих пор преследует меня - я постоянно вижу его по
два-три раза за год. Я писал длинные письма Халум и Ноиму и рвал их, так
как они были пропитаны жалостью к самому себе. Я написал также письмо
Стиррону, умоляя простить за мое бегство. Но и это письмо я порвал. Когда
уже ничто не могло меня утешить, я попросил хозяина прислать девушку.
После ее визита я добрый час отмывался, однако на другой вечер попросил
прислать другую. Не церемонясь с ними, я всем своим телом и душой кричал
"я", "мне", "я", "мне", будто был на исповеди. Я даже несколько раз
произносил эти слова вслух. Правда, потом меня преследовали страхи, что
хозяин гостиницы обвинит меня в непристойном поведении, однако при встрече
он так ничего и не сказал. Даже в Глине с девушками подобного сорта не
требуется проявлять вежливость - только такой вывод можно было сделать из
всего происшедшего.
Вот так я тратил деньги в столице пуританского Глина, бражничая и
распутничая. Когда я стал задыхаться от собственной праздности, то,
переборов застенчивость, направился на поиски своих глейнских
родственников.
Моя мать была дочерью старшего септарха Глина. Он, как и его сын,
наследовавший трон, уже умерли. На престоле сейчас находился племянник
моей матери, Труис. Мне казалось преждевременным просить покровительства у
моего царственного кузена. Труис, являясь правителем Глина, вынужден
считаться не только с родством, но и с государственными интересами, и
возможно, он не захочет оказать помощь сбежавшему брату старшего септарха
Саллы, чтобы не ухудшать межгосударственных взаимоотношений. Но у меня
была тетка Ниолл, младшая сестра матери, которая в свое время частенько
бывала у нас в Салла-Сити и с любовью нянчилась со мною, когда я был
ребенком. Не поможет ли она мне?


Ее брак как бы символизировал союз власти с богатством. Муж тетки,
маркиз Хаш, пользовался огромным влиянием при дворе. Он - в Глине не
считалось неподобающим для аристократов заниматься коммерцией -
контролировал деятельность богатейшей посреднической палаты. Такие палаты
были чем-то вроде банков, но в несколько ином духе. Они одалживали деньги
разбойникам, купцам, промышленникам, но под убийственные проценты, и
всегда завладевали частью прав собственности на то дело, которое
субсидировали

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики