Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
.
Вряд ли в этой церкви исправна сканирующая установка, оповещающая о
приближении очередного прихожанина. Однако мои тревоги оказались
напрасными. Когда я подошел к двери церкви, они широко распахнулись и
показался высокий костлявый мужчина в облачении исповедника. Он был,
разумеется, уродлив. Разве кто-нибудь видел красивого исповедника? Это
профессия для тех, кого не удостаивают любовью женщины. У духовника,
который сейчас находился передо мной, были зеленоватого оттенка кожа,
изрытая оспинами, сморщенный заостренный нос и бельмо на одном глазу -
отличительный знак, свидетельствующий о роде его занятий. Он презрительно
смотрел на меня и, казалось, уже жалел о том, что открыл дверь.
- Благоволение всех богов да будет с вами, - сказал я. - Есть
необходимость в Вас.
Он оглядел мое дорогое платье, кожаную куртку, отметил, несомненно,
обилие украшений, оценил мои размеры и щегольские замашки и, очевидно,
пришел к заключению, что какой-то хулиган из аристократов забрел
покуражиться в эти трущобы.
- Еще очень рано, - сказал он с тревогой в голосе. - Вы поторопились
прийти за утешением.
- Нельзя отказывать страждущему!
- Еще слишком рано...
- А ну, давайте, впускайте. Разве не видите, что перед вами стоит
растревоженная душа?
Он уступил, в чем я и не сомневался. Сильно морща свое лицо,
украшенное длинным носом, он пропустил меня внутрь. Помещение наполнял
запах тления. Старинные деревянные панели были покрыты влажными пятнами,
драпировка стен кое-где сгнила, мебель была изгрызена насекомыми. Церковь
была тускло освещена. Жена исповедника, такая же безобразная, как и он
сам, прошмыгнула мимо нас и исчезла. Он провел меня в исповедальню -
небольшую сырую комнатенку, отделенную от жилого помещения, и оставил на
коленях перед потрескавшимся и пожелтевшим зеркалом, пока сам зажигал
свечи. Затем он облачился в рясу и вышел ко мне. Я продолжал стоять на
коленях.
Он назвал свою цену, и я открыл рот от изумления.
- Любую половину, - через минуту смог вымолвить я, оправившись от
такого потрясения.
Он снизил цену на одну пятую. Когда я снова отказался, он предложил
мне поискать другого священника, но я не подымался с колен и он, поворчав
немного, снизил стоимость своих услуг. Но даже теперь она была в раз пять
больше обычной таксы, взимаемой с обитателей Старого Города, но он
догадывался, что у меня водились деньги. Вообразив, как негодует из-за
задержки Ноим, сидя в кабине краулера, я решил больше не торговаться с
этим кровососом.
Я согласно кивнул головой, и священник удалился, чтобы принести
договор. Я уже говорил, что мы, уроженцы Саллы, люди подозрительные.
Верить на слово у нас не принято, предпочитаем заключать контракты. Слово
значит для нас не больше, чем мимолетное сотрясение воздуха. Прежде чем
солдат уложит девку в постель, они договорятся об условиях сделки и
занесут обоюдные требования на бумагу.
Исповедник протянул мне стандартный бланк, ряд пунктов которого
гарантировал сохранение сказанного на исповеди в строжайшей тайне. Кроме
того, здесь было написано, что исповедник есть не кто иной, как просто
посредник между кающимся грешником и богом.
Но, кроме этих пунктов, со стороны исповедующегося были обязательства
не требовать от исповедника ответственности за те сведения, которые ему
придется выслушать: не привлекать его к судебным или каким-либо иным
разбирательствам в качестве свидетеля, и так далее и тому подобное.
Я подписался, затем подписался священник. Мы обменялись копиями и я
вручил ему плату.
- Какого бога вы хотели бы выбрать? - начал он.
- Бога, покровительствующего путешественникам, - ответил я. (Должен
заметить, что у нас не принято называть вслух имена богов).
Он зажег свечу соответствующего цвета - розового - и поставил ее
перед зеркалом. Считалось, что благодаря этому действию выбранный бог
услышит мои слова.
- Узри лицо свое! - сказал исповедник. - Смотри глазами в свои глаза.
Я посмотрел в зеркало. Поскольку мы остерегаемся заразить тщеславием
наши души, смотреть в зеркало принято только в церковных стенах.
- Открой теперь свою душу, - скомандовал священник. - Пусть твои
печали и горести, похотливые помыслы и неосуществленные мечты выйдут
наружу.
- Сын септарха - вот кто покидает свою родную землю... - начал я, и
тотчас исповедник стал весь внимание, заинтригованный моим сообщением. И
хотя я не отводил глаз от зеркала, догадывался, что он украдкой пытается
взглянуть на контракт и узнать, кто же его подписал.
- Страх перед братом, - продолжал я, - вынуждает его отправиться из
отчего дома, но, хотя он добровольно уходит, душа его полна печали.
Еще некоторое время я продолжал высказываться в том же духе.
Исповедник вставлял обычные реплики каждый раз, когда я запинался, помогая
моим словесным потугам, как опытная повитуха, владеющая всеми тонкостями
своего ремесла

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики