Главная arrow Романы arrow Время перемен
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Время перемен Печать
Оглавление
Время перемен
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
.
Вы должны также понять, что Халум и Ноим по отношению друг к другу не
были назваными сестрой и братом. Их связывали только общие для них обоих
узы со мной. У Ноима была своя названая сестра, а именно Тирга, а у Халум
была названой сестрой девушка из Маннерана по имени Нальд. Благодаря
подобным узам Завет образует цепь, которая туго скрепляет все наше
общество. У Тирги тоже есть названая сестра, а у Нальд соответственно -
названый брат и так далее, и так далее. Таким образом составляется
громадная, если не бесконечная, последовательность родственных связей.
Очевидно, встречи с побратимами своих побратимов весьма часты, хотя на них
не распространяются те привилегии, которые дает непосредственное братание.
Я часто встречался и с Тиргой, и с Нальд, но обычно это было не более чем
дружественное раскланивание, хотя Ноим и Халум относились друг к другу с
очень большой теплотой. Я даже некоторое время подозревал, что они
поженятся, однако это мало распространенное явление, хотя и
непротивозаконное. Ноим все же почувствовал, что я буду очень обеспокоен,
если мой побратим разделит ложе с моей названой сестрой, и сделал все,
чтобы их дружба не переросла в любовь.
Теперь Халум спит вечным сном под надгробным камнем в Маннеране, Ноим
стал совершенно чужим для меня, возможно даже, моим врагом, а я нахожусь
сейчас в Выжженных Низинах, и красный песок бьет мне в лицо, когда я пишу
эти строки.




10



После того как мой брат Стиррон стал септархом, я, как вы уже знаете,
отправился в провинцию Глин. Не скажу, что я сбежал, так как никто открыто
не принуждал меня покинуть свою родную землю. Назову поэтому мой отъезд
тактическим шагом. Я уехал, чтобы избавить Стиррона от последующих
затруднений. В противном случае так или иначе я должен был умереть, а это
легло бы тяжким камнем на его душу. В одной провинции не могут жить в
безопасности два сына умершего септарха.
Глин был избран мною, поскольку обычно изгнанники из Саллы
перебираются в Глин. Кроме того, семья моей матери имела там и власть, и
солидное состояние. Я думал - впоследствии наивность моих предложений
стала очевидной, - что смогу из всего этого извлечь для себя кое-какую
выгоду.
Когда я уезжал из Саллы, мне было без трех лун тринадцать лет. Это
считается порогом зрелости. Рост у меня уже был почти такой же, как и
сейчас, хотя тогда я был намного стройнее и далеко не так силен, как стал
вскоре, да и борода моя пошла в полный рост попозже. Я немного знал
историю и устройство общества, имел практическое представление об
искусстве охоты и получил некоторую подготовку в области правосудия. К
тому времени в моей постели побывала добрая дюжина девушек и трижды я
познал, хоть и недолгие, но бурные томления несчастной любви.
Всю свою жизнь я строго соблюдал веления Завета, душой был чист, жил
в мире с нашими богами и не нарушал наказов наших предков. В то время я
самому себе казался искренним, смелым, способным, честным и неунывающим.
Мне казалось, что весь мир широко распахнут передо мною и будущее всецело
находится в моих руках. С высоты своих тридцати лет, сейчас я понимаю, что
юноша, покидавший Саллу, был наивен, легковерен, слишком горяч, а ум его
был неразвитым и негибким. В общем, совершенно посредственный человек,
который бы чистил рыбу в какой-нибудь рыбацкой деревне, если бы не
огромная удача родиться вельможей.
Родину я покидал ранней осенью. Весной вся Салла оплакивала смерть
моего отца, а летом приветствовала восшествие на престол нового септарха.
Урожай, как обычно, в Салле был плохим. Поля ее камнем и галькой были
богаче, чем зерном. И, как всегда, Салла-Сити был переполнен разорившимися
отцами семейств, надеющимися разжиться хоть чем-нибудь от щедрот нового
септарха. Тягучее горячее марево заволакивало столицу изо дня в день, и
уже клубились тяжелые осенние тучи, плывущие, как по расписанию, со
стороны моря. Улицы были пыльными, деревья рано начали сбрасывать свою
листву, оросительные каналы закупорило пометом крестьянского скота. Все
это было плохими признаками для Саллы в начале правления септарха, а мне
лишний раз напоминало, что наступила пора уходить. Даже в самые первые
месяцы правления Стиррон не мог унять бешеного нрава, и многие неудачливые
государственные советники были уже брошены в темницу. Пока что я был
обласкан при дворе. Меня обхаживали и ублажали, засыпали мехами и обещали
обширные угодья в горах. Но сколько это могло продолжаться, сколько?
Сейчас Стиррон все еще испытывал какие-то угрызения совести,
продиктованные тем, что он унаследовал трон, а мне ничего не досталось.
Пока брат относился ко мне очень мягко... Но как только наступит голодная
и холодная зима, все может измениться! Завидуя моей свободе от
ответственности за людские страдания, он свой гнев может обрушить на меня

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики