Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
. Низкое ложе было единственным предметом обстановки, прямоугольная
мозаика в центральной части пола - единственным украшением. Через
единственное узкое окно в комнату проникала полоса лунного света. Слуга
принес мне таз с водой, пожелал мне хорошо отдохнуть ночью и оставил меня
одного.
Я прождал целый миллиард лет.
До меня доносились отдаленные звуки пиршества. Пульхерия не
приходила.
Все это шутка, подумалось мне. Розыгрыш. Молодая, но искушенная в
светских шалостях хозяйка дома, решила немножко позабавиться с деревенским
родственником. Это заставит меня понервничать и помучиться в одиночестве
до самого утра. А затем она пришлет мне слугу, чтобы он накормил меня
завтраком, и выставит вон. Или, может быть, через пару часов она велит
прийти сюда одной из своих рабынь, которой будет приказано притвориться
Пульхерией. Или пришлет сюда беззубую старую каргу, а гости будут
наблюдать за нами через потайные отверстия в стенах. Или...
Тысячи раз я задумывался над тем, чтобы бежать отсюда. Для этого
достаточно было только прикоснуться к таймеру и шунтироваться в 1204 год,
где, беззащитные, спали Конрад Зауэрабенд и Пальмира Гостмэн, мистер и
миссис Хэггинс и все остальные мои туристы.
Смыться? Сейчас? Когда все зашло самым благополучным образом столь
далеко? Что скажет Метаксас, когда узнает, что у меня не выдержали нервы?
Я вспомнил своего гуру, чернокожего Сэма, вспомнил, как он как-то
спросил у меня: "Если тебе выпадет шанс добиться предмета самых
сокровенных твоих желаний, ты воспользуешься этим шансом?"
Пульхерия как раз была предметом моих самых сокровенных желаний.
Теперь я это знал со всей определенностью.
И еще я вспомнил вот такие слова своего учителя Сэма: "Ты - заядлый
неудачник, жертва собственной мнительности. Неудачник, во всех без
исключений случаях предпочитает наименее желательную альтернативу".
Вот и валяй отсюда, незадачливый "прапра" много раз правнучек. Брысь
отсюда, еще до того, как сладкая твоя прародительница сможет предложить
тебе благоухание своих женских прелестей.
Вспомнил я и Эмили, девушку из геноателье, обладающую даром
пророчества, ее пронзительное предупреждение: "Остерегайся любви в
Византии! Остерегайся! Остерегайся!".
Я полюбил. В Византии.
Поднявшись с ложа, я стал мерить шагами комнату. Тысячи раз,
оказываясь у двери, прислушивался к еле слышному смеху или далеким песням,
а затем поснимал с себя все свои одеяния, аккуратно сложил их на полу
рядом с ложем. Теперь я был совершенно голым, на мне ничего не было, кроме
таймера, я уже размышлял над тем, не снять ли и его тоже. Что скажет
Пульхерия, когда увидит этот коричневый пластмассовый пояс на моей талии?
Что смогу я объяснить ей?
Я отстегнул таймер, освободившись от него в первый раз находясь
вверху по линии. И тут же меня захлестнули волны подлинного ужаса. Без
него я чувствовал себя еще более обнаженным, чем просто без одежды. У меня
было такое чувство, что с меня содрано все до самых костей. Без таймера
вокруг бедер я становился рабом времени, как все остальные смертные. У
меня не было возможности быстрого бегства. Если Пульхерия замыслила
какую-то жестокую шутку и меня подловят в такой момент, когда у меня не
будет возможности тут же подхватить его, - в этом случае я бесповоротно
погиб.
Я поспешил водворить таймер на место.
Затем я очень тщательно вымыл все свое тело, очищая себя для
Пульхерии. И снова стоял обнаженный у ложа, ожидая еще миллиард лет. С
вожделением представил себе темные, набухшие кончики полных грудей
Пульхерии и бархатистость кожи с внутренней стороны ее бедер. И взыграло
мое мужское естество, достигнув таких экстравагантных пропорций, что я
одновременно был горд и смущен.
Мне не хотелось, чтобы именно сейчас вошла Пульхерия и увидела меня в
таком состоянии, стоящего рядом с ложем наготове. Сейчас я напоминал
перевернутый трезубец; приветствовать ее таким манером было бы слишком
грубо, слишком уж откровенно. Быстренько я снова оделся, чувствуя себя
совершенно глупо. И стал ожидать еще один миллиард лет. И увидел уже, как
свет зари начинает примешиваться к лунной дорожке, идущей от узкого, как
щель, окна.




48



И тогда дверь отворилась, и вошла в комнату Пульхерия, и закрыла
дверь за собою на засов.
Она смыла с себя густые румяна и сняла все драгоценности, кроме одной
золотой пекторали, а также сменила свое роскошное торжественное облачение
на легкую шелковую накидку. Даже при скудном свете этой комнаты я увидел,
что под нею она совершенно обнажена, и плавные изгибы ее тела воспламенили
меня почти до безумия. Она плавно двинулась ко мне навстречу.
Я взял ее в свои руки и попытался было поцеловать. Она не понимала,
что такое поцелуи. Даже поза, которую нужно было принимать для такого
контакта, была чужда для нее

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики