Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
. Ее построил для турков
перебежчик-христианин из Венгрии по имени Урбан. К городу ее тащили сто
пар быков; ее ствол был почти метр в поперечнике и метал гранитные глыбы
весом в семьсот килограммов. Мы увидели пламя, изрыгнувшееся из жерла
орудия, клуб дыма, а затем из него показался медленно двигавшийся
чудовищной, величины каменный шар, который вскоре с потрясшей все вокруг
силой ударился о стену, взбив высокий столб пыли. Удар этот эхом отозвался
по всему городу. Нам заложило уши.
- Из царь-пушки можно было стрелять всего лишь семь раз в день, -
сказал я. - Очень много времени отнимало ее заряжение.
Мы шунтировались еще на неделю вперед. Захватчики со всех сторон
облепили гигантскую пушку, подготавливая ее к стрельбе. Затем кто-то
поднес горящий факел к запальнику. Ствол пушки не выдержал и, объятый
пламенем, оглушительно взорвался. Огромные осколки его далеко разлетелись
во все стороны, выкашивая целые шеренги турков. Повсюду лежали груды
мертвых тел. Византийцы встретили эту неудачу осаждавших дружным радостным
криком.
- Среди погибших, - заметил я, - есть и Урбан Венгр. Однако вскоре
турки соорудят новое орудие.
В этот вечер турки бросились штурмовать стены, и мы, распевая
"Америка прекрасная" и арии из "Отелло", наблюдали за тем, как храбрые
солдаты Джованни Джустиниани сдерживали их натиск. Над головами у нас
свистели стрелы; несколько византийцев вели огонь из грубых, еще очень не
точных ружей.
Я с таким блеском подал эти последние сцены осады Константинополя,
что сам рыдал от восхищения собственной виртуозностью. Я показал своим
подопечным морские сражения, рукопашные схватки на стенах, траурные
молебны в Айя-Софии. Я раскрыл перед ними военную хитрость турков, которые
перетащили свои корабли по суше из Босфора в Золотой Рог при помощи
деревянных настилов, смазанных салом, ибо никаким другим путем они не
могли проникнуть в гавань, вход в которую был прегражден знаменитыми
цепями; не стал скрывать от них тот ужас, который охватил византийцев,
когда рассвет 23 апреля открыл их взору семьдесят два турецких корабля,
ставших на якоре внутри гавани, а затем еще показал, сколь доблестно
сражались с этими кораблями генуэзцы.
Все в том же быстром темпе, не давая своим туристам передышки, я
перебрасывал их в следующие дни осады. Мы видели, как редели ряды
защитников. На наших глазах росла стойкость защищавшихся и падала
решимость нападавших.
Ночью 28 мая мы прошли внутрь Айя-Софии, чтобы посетить последнее
христианское богослужение, совершавшееся в этом соборе. Казалось, весь
город собрался под его гигантскими сводами: император Константин
Одиннадцатый и его двор, нищие и грабители, купцы и сводники, католики из
Генуи и Венеции, солдаты и матросы, аристократы и священнослужители, а
также немалое количество переодетых посетителей из будущего, которых, по
всей вероятности, было даже больше, чем собравшихся здесь византийцев. Мы
вслушивались в колокольный перезвон и грустное "С нами Господь" и падали
на колени, оплакивая вместе со многими, даже очень многими
путешественниками во времени печальную участь Византии; когда служба
закончилась, стали одна за другой гаснуть свечи, и наступивший мрак окутал
мозаики и фрески собора.
А затем наступило 29 мая, и нашим взорам представился последний акт
этой, ставшей для нас такой близкой, трагедии.
В два часа ночи турки яростно атаковали ворота святого Романа.
Джустиниани был ранен; сражение было поистине ужасным, мне приходилось
держать своих людей как можно дальше от него. Ритмично скандируемое
"Аллах! Аллах!" нарастало до тех пор, пока не наполнило всю вселенную,
после чего возникла паника в рядах защищавшихся, и они бежали с поля боя,
а турки ворвались в город.
- Все кончено, - сказал я. - Император Константин погиб в сражении.
Тысячи жителей бегут из города; тысячи пытаются найти убежище за
забаррикадированными дверьми Айя-Софии. Вот теперь и смотрите на
разграбление города и резню его жителей!
Мы совершали прыжки теперь уже в каком-то поистине диком темпе,
исчезали и снова появлялись, стараясь главным образом не попадаться под
копыта всадников радостным галопом проносившихся по городским улицам.
По-видимому, мы ошарашили немалое число турков, но во всей этой неистовой
кутерьме чудесное исчезновение нескольких паломников вряд ли могло
кого-либо особенно взволновать. Кульминацией же всего нашего маршрута было
30 мая, когда мы смотрели на триумфальный въезд султана Мехмеда в Византию
в сопровождении всех своих визирей, пашей и янычаров.
- Он останавливается перед самой Айя-Софией, - шептал я. - Набирает
горсть почвы, сыплет ее на свой тюрбан. Это его жест покаяния перед
Аллахом, пославшим ему столь блистательную победу. Теперь он проходит
внутрь собора. Нам опасно следовать за ним туда

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики