Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
. Сюда по какой-то неясной для меня
причине император Алексей Первый перенес местоположение своего двора в
конце одиннадцатого столетия, покинув многократно и беспорядочно
перестроенный старый Большой Дворец. Теперь здесь правил во всем блеске
своего великолепия его внук Мануил, и здесь же возвели свои новые дворцы
другие крупные феодальные кланы, все они были расположены вдоль побережья
Золотого Рога.
Одно из самых прекрасных мраморных зданий принадлежало Никифору
Дукасу, моему очень дальнему, много раз прадеду.
Почти половину утра я провел, бродя в окрестностях дворца, упиваясь
его великолепием. К полудню ворота дворца отворились, и я увидел, как
Никифор, величавый мужчина с длинной, витиевато заплетенной черной
бородой, в изысканном, богато украшенном золотом одеянии, собственной
персоной выезжает на колеснице на свою предобеденную прогулку. На груди у
него висела цепь с массивным золотым крестом, инкрустированным огромными
самоцветами, множество золотых колец блестело на его пальцах. Чтобы
поглазеть на то, как покидает свой роскошный дворец благородный Никифор,
собралась немалая толпа зевак.
Медленно проезжая по набережной, он грациозными, точно выверенными
движениями разбрасывал в толпе монеты. Мне удалось поймать одну -
потертый, изрядно прохудившийся визант Алексея Первого, потрескавшийся и
надпиленный по краям. Курс валюты сильно понизился за время правления
династии Комниных. И все же нужно было обладать немалым богатством, чтобы
иметь возможность швырять золотые монеты, пусть даже и потерявшие
несколько свою первоначальную стоимость, в толпу никчемных зевак.
Я сохранил этот потертый, засаленный визант. Я считаю его
наследством, полученным от своего византийского пращура.
Колесница Никифора исчезла в направлении императорского дворца.
Стоявший рядом со мною грязный старик тяжело вздохнул, перекрестился много
раз и пробормотал:
- Да благословит Спаситель благословенного Никифора! Какой это
замечательный человек!
Нос у старика был отрезан до самого основания. Не было у него и левой
руки. Доброжелательные византийцы этой поздней в истории их империи эпохи,
калечили провинившихся за многие даже довольно незначительные
преступления. И все же это было большим шагом вперед: кодекс Юстиниана в
таких случаях назначал смертную казнь. Лучше потерять глаз, язык или нос,
чем жизнь.
- Двадцать лет я провел на службе у Никифора Дукаса! - продолжал
старик. - Это были лучшие годы моей жизни.
- Почему же вы оставили службу? - спросил я.
Он поднял обрубок своей руки.
- Меня поймали, когда я крал книги. Я был писарем, и мне очень
хотелось оставить у себя некоторые из книг, которые я переписывал. У
Никифора их было так много! Он даже не обратил бы внимания на недостачу
пяти или шести книг! Но меня поймали, и я потерял не только руку, но и
свою работу десять лет тому назад.
- И свой нос тоже?
- В одну памятную лютую зиму шесть лет тому назад я украл бочонок с
рыбой. Вор из меня совсем никудышный - меня всегда подлавливали.
- Как же вам удается прожить?
Он улыбнулся.
- Спасибо общественной благотворительности. И еще прошу подаяние. Не
найдется ли у вас лишний серебряник для несчастного старика?
Я проверил монеты, что были при мне. К несчастью, все мое серебро
было очень ранним, относилось к пятому-шестому столетиям и давно уже вышло
из употребления; попробуй старик расплатиться такой монетой за что-нибудь,
его сразу же арестуют по обвинению в ограблении какого-нибудь знатного
нумизмата, после чего он, по всей вероятности, потеряет и вторую свою
руку. Поэтому я вдавил в его ладонь прекрасный золотой визант начала
одиннадцатого века. Он удивленно поднял на меня взор.
- Я ваш, благородный господин! - вскричал он. - Я всецело в вашем
распоряжении!
- Тогда пойдем в ближайшую таверну, и там ты ответишь мне на
несколько вопросов, - сказал я.
- С радостью! С радостью!
Я купил вина и стал вытягивать из него родословную Дукаса. Для меня
было почти невыносимо смотреть на его изуродованное лицо, и пока мы
разговаривали, я старался не поднимать глаз выше уровня его плеча; но он,
очевидно, привык к этому. Он располагал всеми сведениями, которые были мне
необходимы, ибо у Дукасов в круг его обязанностей входило копирование
семейных записей.
Никифор, сказал он, которому было сорок пять лет, родился в 1130
году. Женой Никифора была Зоя Катакалон, и у них было семеро детей:
Симеон, Иоанн, Лев, Василий, Елена, Феодосия и Зоя. Никифор был старшим
сыном Никетаса Дукаса, родившегося в 1106 году; женой Никетаса была
урожденная Ирина Церулариус, на которой он женился в 1129 году. У Никетаса
и Ирины было еще пятеро детей: Михаил, Исаак, Иоанн, Роман и Анна. Отцом
Никетаса был Лев Дукас, родившийся в 1070 году. Лев женился на урожденной
Пульхерии Ботаниатис в 1100 году, и среди их детей, кроме Никетаса, были
Симеон, Иоанн, Александр

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики