Главная arrow Романы arrow Вверх по линии
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Вверх по линии Печать
Оглавление
Вверх по линии
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Страница 51
Страница 52
Страница 53
Страница 54
Страница 55
Страница 56
Страница 57
Страница 58
Страница 59
Страница 60
Страница 61
Страница 62
Страница 63
Страница 64
Страница 65
Страница 66
Страница 67
Страница 68
Страница 69
Страница 70
Страница 71
Страница 72
Страница 73
Страница 74
Страница 75
Страница 76
Страница 77
Страница 78
Страница 79
Страница 80
Страница 81
Страница 82
Страница 83
Страница 84
Страница 85
Страница 86
Страница 87
Страница 88
Страница 89
Страница 90
Страница 91
Страница 92
Страница 93
Страница 94
Страница 95
Страница 96
Страница 97
Страница 98
Страница 99
Страница 100
Страница 101
Страница 102
Страница 103
Страница 104
Страница 105
Страница 106
Страница 107
Страница 108
Страница 109
Страница 110
.
Разумеется, без этого ему было просто никак нельзя. На данный момент
здесь находилось до сотни Метаксасов, проводивших экскурсии по городу
Юстиниана. И для него было вопросом профессиональной чести не допустить
пересечения путей своих же маршрутов.
- Сейчас весь Константинополь разделился на две партии - "синих" и
"зеленых", как они себя называют, - рассказывал он. - Обе партии имеют
примерно по тысяче сторонников - отъявленных смутьянов, и влияние каждой
из этих партий на население куда значительнее, чем это можно объяснить
количеством решительных приверженцев. Фракции пока еще не являются
политическими партиями, но это уже нечто гораздо большее, чем просто
болельщики той или иной спортивной команды. Правильнее будет сказать, что
для них характерно и то, и другое. "Синие" в большей степени связаны с
высшими аристократическими кругами; "зеленые" опираются на поддержку менее
знатных слоев населения и торгово-ремесленные круги. Каждая из этих партий
поддерживает определенную команду в соревнованиях на ипподроме, и каждая
борется за определенный курс политики правительства. Юстиниан вот уже в
течение продолжительного времени симпатизирует "синим", и "зеленые" ему не
доверяют. Но как император, он пытается сохранить внешний нейтралитет. В
глубине души он желает подавить обе эти партии, являющиеся угрозой его
единовластию. Каждую ночь сторонники обеих партий устраивают буйные
шествия по улицам города. Глядите - вот "синие".
Метаксас кивком головы показал на скопление откровенно дерзких
головорезов на другой стороне улицы - восемь или девять бездельничающих
мужчин с длинными волосами, ниспадающими на плечи, и пышными бородами и
усами. Они выстригали волосы только в передней части головы, над самым
лбом. Рукава туник, туго перевязанные у запястий, отличались чрезвычайной
широтой на всей остальной части. Туалет дополняли яркие накидки и короткие
штаны, а сбоку висели обоюдоострые мечи. Вид у них в самом деле был
зверски опасный.
- Подождите здесь, - велел нам Метаксас и подошел к ним.
"Синие" приветствовали его как старого своего приятеля. Они хлопали
его по спине, смеялись, издавали веселые восклицания. О чем они говорили,
мне слышно не было, но я видел, как Метаксас хватал их за руки, говорил
что-то очень быстро, подкрепляя слова красноречивыми жестами, а временами
даже весьма доверительно. Один из "синих" протянул ему бутыль с вином, и
он изрядно отхлебнул прямо из горлышка. Затем, крепко обняв мужчину, будто
он совсем уже тепленький, Метаксас ловко выхватил меч "синего" из ножен и
сделал вид, будто проткнул его насквозь. Хулиганы запрыгали от восторга и
стали аплодировать Метаксасу. Тогда он показал в нашу сторону, вызвав
дружные кивки в знак одобрения, влюбленные взгляды на девушек,
подмигивания, оживленную жестикуляцию. В конце концов нас позвали
присоединиться к их группе.
- Наши друзья приглашают нас на ипподром в качестве своих гостей, -
сказал нам Метаксас. - Гонки колесниц начнутся на следующей неделе.
Сегодня вечером нам разрешено присоединиться к их пирушке.
Я едва верил происходящему. Когда я был здесь с Капистрано, мы
тайком, будто мыши, крались по улицам, стараясь поменьше попадаться
кому-либо на глаза, потому что именно по ночам наблюдался особый разгул
насилия и убийств, и с наступлением темноты сразу же прекращалось действие
абсолютно всех законов. Как же это Метаксас осмеливается оставлять нас в
таком близком соседстве с преступными элементами?
Однако он осмелился это сделать. И всю ночь мы бродили по улицам
Константинополя, став свидетелями того, как "синие" грабят, насильничают и
убивают. Простого обывателя смерть ожидала за каждым углом, мы же были
неприкосновенными, даже привилегированными наблюдателями террора и
насилия. Метаксас, казалось, упивался своей главенствующей ролью в этом
кошмарном разборе, будто оживший сатана с деревянной византийской иконы.
Он, как безумный, скакал среди своих друзей из партии "синих" и даже
несколько раз подсказывал им, кто должен стать очередной их жертвой.
Утром все это показалось сном. Разгул насилия, как фантом, исчез
вместе с ночной тьмой; хмурым зимним утром мы снова обозревали городские
достопримечательности и слушали пояснения Метаксаса.
- Юстиниан, - рассказывал он, - был великим завоевателем, великим
законодателем, великим дипломатом и великим строителем. Таков вердикт
истории. Однако мы располагаем еще и "Тайной историей" Прокопия, в которой
утверждается, что он был одновременно и мошенником, и болваном, а его жена
Феодора - так та была просто демонической, до крайности распутной
злодейкой. Я знаком с этим Прокопием: порядочнейший человек, прекрасный
писатель, разве что несколько пуританского нрава и слишком уж доверчивый
ко всяким сплетням. Юстиниан был великим человеком, когда творил великие
дела и наводящим ужас чудовищем в повседневной жизни

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики