Главная arrow Рассказы arrow Тру-ру-ру-ру
11.05.2011 г.
 
 
Главное меню
Главная
Биография
Отзывы
Сценарии
Фото
Карта сайта
Произведения
Всемогущий атом
Маджипур
Повести
Рассказы
Романы












Торговцы болью Печать
Оглавление
Торговцы болью
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Роберт Силверберг. Торговцы болью



-----------------------------------------------------------------------
Robert Silverberg. The Pain Peddlers (1966). Пер. - Л.Огульчанская.
Авт.сб. "На дальних мирах". М., "Мир", 1990.
OCR & spellcheck by HarryFan, 27 September 2000
-----------------------------------------------------------------------


Засигналил видеофон, Нортроп слегка нажал локтем на переключатель и
услышал голос Маурильо:
- У нас гангрена, шеф. Ампутация вечером.
При мысли об операции у Нортропа участился пульс.
- Во сколько она обойдется? - спросил он.
- Пять тысяч, и все будет тип-топ.
- С анестезией?
- Конечно, - ответил Маурильо. - Я пытался договориться иначе.
- А сколько ты предложил?
- Десять. Но ничего не вышло.
Нортроп вздохнул.
- Что ж, придется мне самому уладить это дело. Куда положили больного?
- В Клинтон-Дженерэл. Он под опекой, шеф.
Нортроп вскинул густые брови и впился взглядом в экран.
- Под _опекой_?! - зарычал он. - И ты не сумел заставить их
согласиться?
Маурильо вмиг осунулся.
- Его опекают родственники, шеф. Они уперлись. Старик вроде не
возникал, но родственники...
- Хорошо. Оставайся на месте. Я приеду сам, - раздраженно бросил
Нортроп.
Он выключил видеофон, достал два чистых бланка на случай, если
родственники откажутся от его предложений. Гангрена гангреной, а десять
кусков - это все-таки десять кусков. Бизнес есть бизнес. Телесеть
назойливо напоминала о себе. Он должен был либо поставлять продукцию, либо
убираться вон.
Нортроп нажал большим пальцем на кнопку робота-секретаря.
- Подайте мою машину через тридцать секунд. К выходу на Саут-стрит.
- Слушаюсь, мистер Нортроп.
- Если кто-нибудь зайдет ко мне в эти полчаса, записывайте. Я
отправляюсь в больницу Клинтон-Дженерэл, но не хочу, чтобы меня там
беспокоили.
- Слушаюсь, мистер Нортроп.
- Если позвонит Рэйфилд из управления телесети, передайте, что я достаю
для него "красавчика". Скажите ему... да, скажите ему, черт побери, что я
позвоню через час. Все.
- Слушаюсь, мистер Нортроп.
Нортроп кинул сердитый взгляд на робота и вышел из кабинета.
Гравитационный лифт почти мгновенно опустил его с сорокового этажа вниз. У
выхода, как было приказано, ждала машина - длинный лакированный
"фронтенак-08" с пузырчатым верхом. Разумеется, пуленепробиваемый. На
режиссеров-постановщиков телесети нередко совершали покушения всякие
сумасшедшие.
Нортроп удобно устроился, откинувшись на спинку плюшевого сиденья.
Машина спросила, куда ехать, и он назвал адрес.
- А не принять ли мне стимулирующую таблетку? - сказал Нортроп.
Из автомата в передней панели выкатилась таблетка. Нортроп тут же ее
проглотил. "Ну и надоел же ты мне, Маурильо, - подумал он. - Неужели ты не
можешь обработать их без меня? Ну хотя бы разок?"
Он уже решил про себя: Маурильо должен уйти. Сеть не терпит
слабонервных.
Это была старая больница. Она помещалась в одном из допотопных
архитектурных чудищ, которые строили из зеленого стекла шесть - десять лет
назад, - плоское безликое сооружение, безвкусное и некрасивое.
Парадная дверь засветилась радугой, и Нортроп вошел в здание. В нос
ударил знакомый больничный запах. Большинству людей он не нравился, но
только не Нортропу. Для него это был запах долларов.
Больница была настолько старой, что ее еще обслуживали медицинские
сестры и санитары. Конечно, по коридорам сновало множество роботов, тем не
менее режиссеру попадались то чопорные медицинские сестры средних лет,
которые толкали перед собой передвижные столики с маисовой кашей, то
дряхлые старики, методично двигавшие половой щеткой. В начале своей
карьеры на телевидении Нортроп сделал документальный фильм об этих живых
ископаемых больничных коридоров. Он получил за него премию. В памяти
режиссера всплывали кадры, запечатлевшие и медицинских сестер с дряблыми
лицами, и сверкающих роботов; фильм был ярким свидетельством
бесчеловечности новых больниц. С тех пор много воды утекло. Теперь от
режиссеров требовали иного, особенно после того, как были изобретены
интенсификаторы восприятия и телемедицина превратилась в подлинное
искусство.
Робот проводил Нортропа до палаты номер семь. Там его поджидал
Маурильо, маленький, самоуверенный человечек, которому сейчас явно
недоставало спокойствия. Он понимал, что допустил промах. Маурильо просиял
заученной улыбкой и сказал Нортропу:
- Вы очень быстро добрались, шеф.
- А сколько, по-вашему, нужно времени, чтобы я успел спасти дело? -
парировал Нортроп. - Где больной?
- Здесь, почти в самом конце палаты. Видите занавеску? Я ее приподнял,
чтобы мы могли уместиться вместе с наследниками, то есть родственниками
больного.
- Проводите меня, - попросил Нортроп

 
« Пред.   След. »


Другие произведения
Новости фантастики